Заповедное место

Заповедное место

В Западной Галилее, рядом с Кирьят-Бяликом, удивительным образом сохранился замечательный природный уголок — Эйн Афек. Рядом с ним – курган Тель Афек (в арабском варианте Тель Курдане,  представляющий собой трансформацию названия «Рекордане» времен рыцарей-крестоносцев) сложенный из  куркара, окаменевшей песчаной дюны, «сцементированной» известняком.

Курган — свидетель множества событий разных времен, начиная с бронзового века, ибо при его раскопках археологи обнаружили руины массивных стен того периода. Жили  здесь и ханаанеяне, что  производили из раковин морского моллюска знаменитый пурпур «хнаан», давший название этому народу, и сменившие их  финикийцы, и евреи. Недаром упоминание об этом месте, принадлежащем некогда колену Асирову, встречается в Книге Иисуса Навина. 

Отсюда и неофициальное  ивритское название — Шихор-Ливнат, связанное с тем, что в Книге Йегошуа, где говорится, что эти земли примыкали на Западе к древнему городу Шихор-Ливнату.

Существовал здесь город и в римский период, и в эллинистический, когда греки расширили территорию в северном направлении до источников, подпитываемых водой из ручья  — Нааман. Тех самых, что дали название месту – Афек. (На иврите  «אפיקי» — «русло»,  «канал»). 

А вот название ручья имеет арабские корни. Так был переименован Балос, что, вероятней всего, представлял собой искаженное имя ханаанейского божества Баала.

Артифакты, связанные со следами пребывания здесь древних цивилизайий можно увидеть на территории заповедника.

То, что происходило здесь после падения Римской империи в течение долгого периода времени – покрыто тайной. Следующие записи датировапны 1154 годом в связи с появлением крестоносцев, создавших Второе Иерусалимское (Латинское) королевство со столицей Сент Жан д’Акра на месте нынешнего Акко.

Рыцари укрепили Тель-Курдан, создали защитную систему с северной стороны для обеспечения безопасности дороги ведущей в Назарет. Об их присутствии здесь свидетельствует раскопанный  фундамент поместья  — большого дома размером 90.5 х 53 м с внутренним двором.

Тель-Курдан был свидетелем и событий, имевших место после битвы при Хаттине, сражении, произошедшем 4 июня 1187 года, когда айюбиды под предводительством Саладина разгромили крестоносцев, и театр военных действий переместился на Запад, где шла изнурительная война за Акру.

А в 1190-м году около этих мест состоялось кровавое сражение франкского войска, возглавляемого Фридрихом Швабским и Гуго де Шампанем, отправившихся походом на Хайфу для схватки с аюбидами. Его результат — множество жертв с обеих сторон и практически нулевой результат.

В те времена здесь находились две водяные мельницы: иоаннитская и тамплиерская. Мельница госпитальеров-иоанитов, называвшаяся Рекордане располагалась выше по течению. Мельница храмовников- тамплиеров — ниже, в Доке. Отсюда и ее название. 

Между орденами, начиная с XIII века, имел место конфликт. Обе стороны обвиняли друг друга в создании помех для работы этих сооружений, имевших специфическую конструкцию. Из-за низменных, заболоченных земель долины и малого перепада воды невозможно было использовать обычные вертикальные водяные колеса. Функционирование же горизонтальных требовало наличия плотин и запруд, которые и были созданы. Каменная дамба тамплиеров имела длину около 625 м, а ионитов — примерно 135 м. 

Мельница Док, в перестроенном виде, и сегодня является архитектурной доминантой заповедника, а вот Рекордане, стоявшая восточнее, не сохранилась. Ее остатки, были обнаружены в 1999 г. при проведении земляных работ. И это открытие поставило точки над «i», ликвидировав ошибку, существовавшую во многих прежних  публикациях, где Док считали иоаннитской Рекордане из-за того, что считалось: тамплиеры жили к северу от  Эйн Афека.

Там, по течению ручья Нааман было раскопано городище Тель Да’ук, представляющее собой небольшой холм, который сложно разглядеть среди кибуцных полей поле Кфар Масарика. В западной части его разместилось кладбище, а восточная покрылась колючей растительностью выше человеческого роста. Заросли скрывают фрагмент помещения с тоннельным сводом и, вполне возможно, другие постройки, пока никем не обнаруженные.

Но вернемся к мельницам. Чтобы их сооружение могло функционировать, тамплиеры соорудили плотину, поднимавшую  воду в водохранилище на такой уровень, что стоявшая выше по течению вторая мельница не могла работать. На это иоанниты отвечали своей акцией. Собрав воду в запруде, выпускали ее мощным потоком, ломавшим оборудование соперников.

«Война» не могла продолжаться до бесконечности. Поэтому между сторонами дважды подписывалось «мирное» соглашение.

В 1235 при посредничестве папы Григория IX  магистр ордена Храма Арнольд де Перигор и магистр ордена Госпитальеров Герен  заключили договор, содержащий ряд пунктов, обеспечивавших  работоспособность обеих сооружений.

В нем говорилось о том, что тамплиеры должны удерживать воду с помощью шлюзов над своей мельницей до тех пор, пока она не дойдет до отметки на мельнице госпитальеров. Если же поднимется выше такой отметки, ее надо сразу спустить до оговоренного уровня.

В свою очередь госпитальеры брали на себя обязательство не задерживать воду реки, дабы не нанести ущерба тамплиерам; не пускать её мощным потоком, способным повредить здание соседей.

Оговорен был и пункт, согласно которому, члены обоих орденов имели право свободно передвигаться по реке, приводить свои суда из Акры до затвора шлюза мельницы тамплиеров.

Госпитальеры, прибыв в это место, должны были разгрузиться, переправить все до затвора шлюза, где совершалась перегрузка,  и  далее они могли следовать к собственной мельнице. С этой целью в обозначенных местах швартовалось по одной лодке.

Важным условием был и тот пункт, в котором говорилось, что тамплиеры могут поднимать берега на территории госпитальеров, если они недостаточно высокие, но только так, чтобы вода не превышала оговоренной отметки. 

Из-за нарушения соглашения в 1262 году вновь возникли разногласия. Иоаниты обвиняли тамплиеров в поднятии уровня воды выше обозначенной черты. Те же, в свою очередь, заявляли, что их соседи, отводя воду для орошения плантаций сахарного тростника, мешают  работе мельницы.

Но не успели обе стороны отрегулировать ситуацию, как на Святой Земле появился султан Бейбарс. Вопрос решился без проблем: рыцари были изгнаны, мельницы  разрушены.

Прошли столетия. В XVIII веке при приправителе Галилеи, Хайфы и Акко Дахере (Захере) эль Омаре, одна из мельниц была восстановлена в том виде, какой имела при крестоносцах. Она представляла собой стандартную двухэтажную башню-крепость с массивными стенами в романском стиле и арочными восточными потолками. Наверх вела проложенная в толще стены наклонная лестница.

Мы видим типичную башню «турис», что, на занимаемой крестоносцами территории Палестины, имелось несколько десятков. Они охраняли земельные угодья, каменоломни, источники, и другие  важные объекты от врагов. Именно для этого в стенах прорезывались узкие бойницы.

В его полу имелись отверстия, через которые, при надобности, защитники мини-крепости лили на врага кипящую смолу, масло или расплавленный свинец. С противоположной стороны имелись еще две бойницы. Крышу венчали «классические» зубцы, прятавшие лучников. Помещения использовали и под жилье, и под склад.

Это место, хорошо известное рыцарям, выполняло так же роль пункта  сбора крестоносцев, откуда они потом направлялись в разные концы Святой Земли. В частности, отсюда, в ноябре 1217 года, франки отправились в поход на Бейт-Шеан.

Продолжаем осмотр объекта. Внизу, около запруды, в здании имелись отверстия, через которые проходила вода, падавшая на водяные колёса, заставлявшие вращать мельничные жернова. Они имели вот такой вид.

При крестоносцах было сделано три отверстия. Два новых добавились в годы османского правления. И в таком виде  мельница  проработали вплоть до 1925 года.

Затем, во время арабских беспорядков (1936 -1939 г.г.), британцы превратили мельницу в стратегический наблюдательный пункт,  надстроив бетонное сторожевое помещение.

Сегодня на неровной крыше странной конструкции — смотровая площадка, с которой открывается замечательный вид на весь заповедник. Нижние же помещения превращены в музей, где выставлены старые сельскохозяйственные орудия и археологические находки.

На полу —  горизонтальное  водяное колесо, которое приводил в движение поток воды, бивший из небольшого проёма в дальней стене камеры и разбитый мельничный жернов.

В одной из комнат, превращенной в кинозал, установлен экран. Там, в определенное время, идет аудиовизуальное представление. 

А в другой — прекрасная выставка фоторабот. На красочных снимках, сделанных орнитологом, работником заповедника, запечатлены его обитатели. Как пернатые, так и четвероногие.

Около мельницы – фрагменты моста, из-под арок которого вытекала  вода, возвращаясь в русло Наамана. Один из исследователей предполагает, что это тот самый «мост Док», на котором, согласно книге поэта и летописца Третьего крестового похода (1189-1192) Амбруаза, залегли поджидавшие рыцарей сарацины: «…Турки подстерегали их на мосту Док, где они должны были пройти».

С окончанием эпохи крестоносцев это место пришло в запустение. Холм, закрывавший Нааману свободный сток в море, привел к тому, что между ним и восточными холмами Галилеи образовались болота. И до 30-х годов XX века, проезжавшие по шоссе или  железной  дороге,  видели лишь одинокие бедуинские шатры.

Конец 30-х годов прошлого века внес свои коррективы в местный ландшафт. После образования кибуцев «Кфар Масарик», «Эйн-Ха-Мифрац» и «Афек» с целью уничтожения ареала обитания малярийных комаров, бывших бичом поселенцев, и создания сельскохозяйственных угодий Еврейский национальный фонд (Керен Каемет ле-Исраэль) произвел осушение болот. А затем, один за другим, здесь образовались Крайоты —  города-пригороды Хайфы.

Планируя эти изменения, ККЛ, решил оставить небольшой участок  земли в девственном состоянии. И в 1979 году появился заповедник  Эйн Афек площадью в 660 дунамов. Кусочек первозданной  природы с сохраненным болотом, его флорой и фауной.

Основа существования этого места — вода, которая в обильные дождями годы заполняет имеющиеся озера и болота.

В засушливые периоды работникам заповедника приходится выходить из положения, выискивая резервы воды, отсутствие которой может привести к гибели растительного и животного мира.

Особенно бережно относятся здесь к родникам, находящимся в самом центре. Один из них, «Пятиугольный», получивший название из-за  формы каменной кладки, является местной достопримечательностью.  

Особенно хорош Эйн Афек зимой и весной, когда территорию покрывает изумрудная трава, местами переходящая в цветущий ковер, спускающийся с вершины холма. Здесь по весне цветет множество анемонов.

Интересно, что они не обычного красного, а белого и розоватого цвета

Встречаются цикламены

Тянет вверх стрелки дикий лук

Встречаются желтые островки полевых хризантем

А так же дикой горчицы

Позже появляются красные тюльпаны, зацветает красивыми сиренево-фиолетовыми цветами плакун-трава.  А некоторые водоемы покрывают  водные растения: ряска, желтая кубышка, белые лилии. водяная крапива.

Проехав по аллее хвойных деревьев, предваряющих вход в заповедник, минуешь ворота, и первое, что видишь – старые оливы. Они, конечно, моложе тех, что растут в Гефсиманском саду в Иерусалиме, но тоже отсчитали не одно столетие.

Внутри них – полости-дупла, в которые спокойно может войти взрослый человек.

Встретившая нас около них местная кошка взяла на себя обязанности гида и привела по дорожке к небольшому пруду.

Здесь растет гордость заповедника — редкая голубая кувшинка, что охраняется в Израиле законом. Это место — самая северная  точка обитания африканского растения, которое из-за красоты называют «голубой нимфой». Недаром в Египте лотос считался   священным и использовался жрецами в храмовых  ритуалах.

Около пруда — мельница,  о которой речь шла выше. Обойдя ее, можно выйти к рыбным прудам, вокруг которых растут тамариски, тростник, камыш, папирус, болотный сельдерей, ароматный кресс-салат, обожаемый римлянами, так как он имеет свойство придавать пикантность пресной пище, и другие виды трав.

Вокруг – множество колючих кустов ежевики, считающейся  в иудаизме «неопалимой купиной», в виде которой Господь явился Моисею (Моше).

Вот река Нааман, через которую перекинут  небольшой мостик, откуда хорошо видны плещущиеся в воде сомы

А это небольшая эвкалиптовая роща.

Здесь с комфортом обосновались зеленые попугаи, скворцы и вороны. Носятся стрелой, переливающиеся  изумрудом на солнце нектарницы. Гуляют красавцы-дрозды.

В небе видны пеликаны

Если от мельницы идти вправо, то тропа приведет к плотине, что, перегородив реку, создала широкий бассейн. Затем надо повернуть налево и дойти до смотровой площадки, с которой видно как на территории, окруженной электрическим забором, пасутся  черные буйволы («джамусы»).

Вплоть до конца XIX века их можно было встретить в природе. В частности, в лесах около Цфата. Они были хозяевами территории, так как ни один хищник не рисковал напасть на могучее животное, которое могло забодать насмерть.

В Эйн Афеке живет семь особей, которые попали сюда в 1991 году из  заповедника Хула, куда незадолго до этого из-за рубежа привезли 300  животных.

Их цель – «контроль» за растительностью заповедника,  прореживание зарослей тростника и камыша. Для мохнатых копытных вырыт специальный пруд, вокруг которого они бродят в прохладные дни, а в жару  прячутся в тени деревьев.

Из зарослей  тростника и камыша, окружающих расположенное неподалеку небольшое болотце, доносится кряканье, а по водной глади скользят утки-лысухи, которых легко распознать по оранжевому клюву и белому пятну над ним, а так же и кряквы. 

А туда, где кустарник сменяет изумрудная трава, на полянке, подплывают нутрии (водяные бобры).

Не обращая никакого внимание на посетителей, «пасутся». хрустя зелеными листиками. 

В заповеднике интересно наблюдать за тем, как в  бассейнах   резвится множество рыб. Их запустили  в водоемы в 30-х годах прошлого века. Больше всего — усатых  огромных сомов  родом из Африки.

Кто-то бросил около водоема кусочки булки и все «стадо» бросилось за ними, выпрыгивая на берег

Имеются и карпы, и  тиляпии (мушты), основная масса которых предпочитает озеро Кинерет. Есть и мелкая рыбешка, входящая в рацион многих птиц.

Каких только пернатых здесь нет!  Некоторые виды обитают  постоянно, некоторые, как, например, пеликаны, журавли или черные коршуны, проводят зиму. А есть и такие, что  после недолгого  «привала» продолжают путь  на юг.

Здесь можно увидеть, ходулей, зимородков, цпорцевого чибиса, одетого» как франт в «костюм» с белой манишкой и галстуком, камышницу (водяную или болотную курочку)… Много разнообразных цапель. Вот, например, короткошеяя египетская


А это кваквы (ночные цапли)

Молодежь совсем не похожа на взрослых особей.

А сколько бакланов встречается в разных концах заповедника!

А одна из пальм, была просто «увешана» ими. Словно новогодняя елка игрушками.

В небе парят хищные канюки и соколы, которым вполне хватает мышек и другой живности.

Не брезгуют животной пищей и большинство обитающих здесь птиц, в частности цапель. Кроме вышеупомянутой рыбы они не прочь полакомиться и лягушками, и мелкими грызунами, закусить головастиками и насекомыми.  Все эти птицы – настоящие санитары, так как поедают немалое количество больной и поражённой паразитами рыбы.

.Перейдя  плотину по длинному деревянному мосту и следуя  указателям  «Болотной тропы»,  посетители попадают на другой берег.

Около него можно повстречать болотных мягкотелых черепах, основным местожительством которых в Израиле является река Александер, местных раков. А по мелководью бродят обладатели длинных изогнутых клювов  ибисы — священная птица древних египтян, символ бога мудрости и правосудия Тота.  

В весенне-летний период воздух звенит от щебетания птиц, жужжания пчел, стрекоз и шмелей. А цветы становятся местом притяжения сказочно красивых бабочек.

С болот можно пройти сторону Тель Афека мимо офисного здания,  в которое превращена водокачка, построенная в 1940-х британцами для охлаждения водой нефтеперегонного завода. Здесь находится  так же  орнитологическая станция,  сотрудники которой  занимаются  изучением птиц, вопросами их миграции, кольцеванием пернатых странников.

И истинное удовольствие попасть сюда на периодически проводимый красочный Фестиваль “Птичья зима”, послушать удивительные истории о птицах, обитающих в этих краях и прилетающих сюда на зимовку.

2016

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: