Ум эль Канотир

Ум эль Канотир

Трудно найти на земном шаре место подобное Израилю, где, на сравнительно небольшой территории, было бы сосредоточено столько исторических памятников. Земля, хранящая многовековые тайны, постепенно открывает их ученым, заставляя удивляться весь просвещенный мир.

Оно из таких мест – Голандские высоты, преподносящие подарки один за другим. Здесь обнаружены остатки поселений, возраст которых составляет более 5500 лет; еврейского города, существовавшего 2000 лет назад; монастыря с византийской церковью;  27 синагог времён Талмуда. Да еще множество других археологических достопримечательностей, включая  древние захоронения.

Наряду с множеством популярных заповедников имеются и мало известные, куда приводят туристов самые любознательные и пытливые  экскурсоводы.

Одним из таких объектов стали  развалины древней синагоги, носящей  арабское название «Ум эль-Канотир», что переводится как «Мать арок». Она находится на юго-западе Голанских высот. Там, где  стояло древнее еврейское поселение заключительного периода Мишны и Талмуда, которое историки называют византийским.

После того, как в 586 г. до н.э., от рук воинов, возглавляемым   Навуходоносором, пал Иерусалим и был разрушен Первый Храм, возведенный царем Соломоном, множество евреев, составлявших примерно десятую часть от общего населения страны, враги угнали в плен. Оставшиеся иудеи были вынуждены искать новое место для совместного служения Б-гу. Так родилась синагога, где прежний жертвенный ритуал заменила молитва.

Когда Вавилонское царство покорилось персам и вошло в состав Ахменидской державы, которую возглавлял  Кир II Великий, появился эдикт, разрешавший депортированным евреям вернуться на родину и восстановить Иерусалимский храм.

Определив размеры будущего строения, Кир даже издал декрет, в котором говорилось об оплате расходов на новое строительство и возвращении  украденной священной утвари.

По окончании работ, руководимых Зоровавелем, потомком царя Давида, и первосвященником Иехошуа, в 516 году до н.э.,  в храме стали проводиться богослужения. Однако практика, привезенная из Вавилона, дала о себе знать.И по всей стране стали строиться новые синагоги, собиравшие верующих на еженедельные чтения Торы, введенные Эзрой и Нехемией, цикл которых был рассчитан на круглый год, начиная с Рош ха-Шаны.

Синагоги начали выполнятьи другую немаловажную функцию — способствовать объединению в общины евреев различных социальных и экономических групп. 

И эти общины, в свою очередь, финансировали строительство ритуальных объектов. В частности на Голанах и в Галилее. То есть там, где они селились. Ведь в центральной Палестине, ставшей частью Византии, местное эллинизированное население,  сформировавшее сильную христианскую общину, евреев не шибко жаловало.

Что касается места, называемого Ум эль Канотиром, то, согласно одной версии, люди жили здесь во времена римской империи. В  Талмуде упоминается еврейская деревня, носившая название Каматрия или Каматра.

Согласно же другой (ее находим в трудах Менахема ди Лузано, мудреца, жившего в XVI в. в Тверии), она появилась в его времена: «Напротив Тверии, через море (озеро Кинерет) имеется селение». 

Объект, упоминаемый мудрецом, арабские пастухи называли Канотиром из-за того, что там имелся природный источник, вода которого сочилась из скалы.

В  римские времена над ключом  были построены три базальтовые арки, опирающиеся на склон. В нишах между арками стояли фигуры нимф. Вода из источника стекала в обустроенные бассейны.

Отсюда акведук доставлял живительную влагу в римский город Суситу, входивший в список Десятиградия (Декаполиса), группы из десяти античных городов, располагавшихся восточнее Иорданской долины: от плато в юго-западной части Голанских высот до современного Аммана. Эти города консолидировались на базе языка, культуры, расположения и политического статуса.

Когда в этих краях поселились иудеи, источник позволил им заниматься весьма прибыльным делом  — отбеливанием льняных полотнищ, которые они сами и ткали. Этот  факт стал известен сравнительно недавно, благодаря израильскому ученому Йошуа (Йешу) Дреи. Он обнаружил оштукатуренный бассейн, в который  подавалась вода из родника. Археолог идентифицировал его с  аналогичными сооружениями в Греции. И эта находка, первая в Израиле, положила начало открытию еще нескольких подобных бассейнов на севере страны.

Но вернемся в стародавние времена. Солидные доходы, получаемые  жителями поселения,  дали возможность строительства мощной синагоги. 

Впрочем, благоденствие длилось недолго. Землетрясение, что  сотрясло район Голан 18 января 749 года, не пощадило Тверии, Бейт Шеана,  Суситф и других городов. Оно стерло с лица земли и это поселение. Так пришел конец еврейскому присутствию на Голанских высотах, которые в течение нескольких веков никто не заселял.  А потому  историкам сегодня трудно устанавливать еврейские  названия мест времен Второго Храма, периода Мишны и Талмуда.

После Шестидневной войны 1967 года, когда эта территория  отошла к Израилю, археологи принялись за исследования. Ими было найдено  25 синагог византийского периода в стиле «базилика». Среди них — и находившаяся  неподалеку от кибуца Натур. То есть та, о  которой и идет речь.

Впрочем, эти ученые не были пионерами. Раритетные развалины  еще в XIX веке обнаружил сэр Лоуренс Олифант, человек, заслуживающий того, чтобы  о нем сказать несколько слов.

Шотландский аристократ, о котором хранят память дома на хайфском проспекте Бен Гурион  в Мошаве Германит и в друзской деревне Дальят-Кармель, появился в Палестине  в 1878 году. Он прибыл  вместе с  женой Эмилией и секретарем Нафтали Инбером, автором слов израильского гимна, с целью зондирования почвы для заселения Эрец-Исраэль иудеями.

Сэр Лоуренс был увлечен модной в то время идеей «оздоровления» Турции посредством подъема экономического и культурного уровня ее азиатских провинций. Считал, что такой проект обеспечит  британской короне будущее владение сначала Палестиной, а затем  другими регионами Ближнего Востока.

Этот человек, задолго до Декларации Бальфура, появления книги Теодора Герцля «Еврейское государство» и возникновения движения «Ховевей Цион», сформулировал практическую идею создания в Гиладе, северной части Палестины, еврейской колонии, о чем и написал в книге «Страна Гилад»

Влюбившись в эту землю, он сделал немало для развития Эрец Исраэль вообще и Хайфы в частности. Инвестировал средства в железную дорогу до Трансиордании, что проходила на юге через пустыню Негев до Акабского залива; оплатил постройку последнего этажа гостиницы «Кармель», принимал живейшее участие в основании еврейских поселений в Зихрон-Якове и Рош-Пине.

А еще, как многие в то время, он интересовался археологий. Благо, на Святой Земле раритеты валялись под ногами в самом прямом смысле этого слова. И вот однажды, путешествуя по Голанским  высотам, он  нашел руины синагоги, которую сумел идентифицировать по обнаруженной символике

Это документально подтверждается в его книге  «Haifa or Life in modern Palestine», написанной в форме дневника. В записи, датированной 20 марта 1883 года, конкретно говорится об открытии  Ум эль-Канотира.

При обнаружении синагоги (эту находку Олифант считал самым значительным событием в своей археологической практике),  присутствовал путешествовавший вместе с ним  инженер Готлиб Шумахер, занимавшийся прокладкой железной дороги.

А привел в это место путешественников и указал  на «еврейские развалины», бедуинский шейх из деревни расположенной  неподалеку от источника Ум эль-Канотир.

Эту находку Олифант назвал «Местом с арками»,  ибо увидел три римские арки, одна из которых сохранилась совсем неплохо. Рядом  стоял бывший водоем, сумевший  задержать  оползень, возникший в  результате землетрясения.

Важен тот факт, что на территорию бывшего поселения никто не позарился. Камни, из которых были сложены дома и синагога, по счастливой случайности, не растащили арабы с бедуинами для строительства своих жилищ. 

Неизвестно, что бы предпринял Олифант относительно этого места, только через три года, похоронив жену, умершую в январе 1886 года,  он покинул Палестину навсегда. 

Вновь развалины заинтересовали ученых в 1905 — 1928 годах. Это были немецкие археологи Генрих Коль, Карл Ацингер и еврейский ученый Элизер Сукеник. Тот самый, что обнаружил Свитки Мертвого моря,  а в 1938 году возглавил Музей еврейских древностей при Еврейском университете. 

Их изыскания положили начало периодически проводившимся раскопкам, определившим как размер поселения, располагавшегося на площади в 30 дунамов, так и одной из крупнейших древних синагог в регионе, имевшей следующие размеры: 13,8 х 9,8 м х 12м.

А потом все снова заглохло. Вновь к этим раскопкам вернулись лишь в 2003 году. В них приняли участие археологи Илана Гонен и Хаим бен Давид. А Йошуа (Йешу) Дреи, из “Центра восстановления древних технологий” с помощью компьютерного моделирования, сумел восстановить внешний вид  двухэтажной синагоги и предложил особую технологию ее реставрации.

Ученым удалось «идентифицировать» 1500 больших обломков. Их зарегистрировали ( в каждый обломок, сфотографированный «с воздуха» со всех сторон, был вживлен электронный чип, а на поверхность выведен порядковый номер) и внесли в список,  который обрабатывался  специальной компьютерной  программой.

Путем трёхмерного моделирования каждый камень был виртуально «возвращен» на свое место. И это дало возможность увидеть, как выглядело здание до землетрясения, представлявшее собой прямоугольное двухэтажное сооружение из базальта, возведенное  на фундаменте предыдущей синагоги, датированной V веком.

К тому времени уже четко сформировалось все, связанное с этими религиозными учреждениями, заменившими Храм. Соответствуя главной еврейской святыне в духовном плане, оно облекло ритуалы в новые формы.

Если в Храме все действия осуществляли священнослужители,   находившиеся в Святилище, а остальные люди оставались снаружи, то в синагоге в процессе богослужения принимали участие все присутствующие. Даже женщины,  для которых  появилось  свое  отделение («эзрат нашим»).

Структураздания и его наполнение (вплоть до использования утвари) до мельчайших деталей определялась Галахой.

В большей части в плане конструкции лежал квадратный или прямоугольный молитвенный зал с колоннами, окружавшими  внутреннее пространство центра и служившими опорой галереи второго этажа, на котором располагалась женская часть. 

Площадь, занимаемая так называемыми  «древними» синагогами, составляла 100 – 400 м. кв. с соотношением длины и ширины 11:10. Здание, сложенное, как правило, из тесаного местного или привозного камня, возводилось на высшей точке поселения, ибо считалось, что синагога должна была быть самым высоким  строением в этом месте. Если же, по каким-то причинам, сие нельзя было реализовать, то на крышу водружался шест, «добиравший»  нужную высоту.

Синагогу всегда можно идентифицировать по красиво и богато орнаментированному фасаду с «сирийским фронтоном», имевшем  форму арки и тремя дверьми, ориентированными на Иерусалим. А так же  боковым проемам с дверными мезузами и круглому окну над центральной дверью, через которое  в молитвенный зал попадал свет.

В отличие от шикарного экстерьера интерьер оформлялся  предельно просто. Это делалось для того, чтобы не отвлекать молящихся от основного занятия.

Зал с полом, выложенным каменными плитками и разделенный рядом поперечных колонн, имел двенадцать окон по числу колен Израилевых. Окна шли и вдоль боковых стен здания на уровне галереи женской части.

Как правило, к синагогам примыкал двор, окружённый крытой колоннадой. Там,  входившие в синагогу, должны были настроиться на молитвенный лад, отрешиться от земных забот, а так же могли отдохнуть в перерыве между молитвами.

Двор с  галерей оформлялся текстами молитв на иврите, арамейском и греческом языках.

В период, с середины III-его до начала IV-ого веков, называемый переходным, появились изменения, сохранившиеся впоследствии.  Закрылись двери направленные на Иерусалим, а на их месте появились апсиды, в которых разместился кивот — Арон Ха-Кодеш, который до этого хранился в пристройке к основному зданию. Около  кивота «выросла» бима – возвышение, на которое ставится стол или пюпитр для чтения Торы. Сюда  поднимался раввин во время богослужения, а по праздникам звучал шофар.

Ниже уровня пола оборудовалась «гениза» — помещение для хранения  синагогального архива и ценностей. Открылись боковые двери. Во  внутреннем дворе появились дополнительные помещения.

Но в V веке, когда были закончены реконструктивные изменения,  византийские власти запретили строить новые синагоги. И тогда евреи пошли на хитрость. Роскошь экстерьера «перебралась» вовнутрь. Стали изысканно  отделывать  интерьеры здания: капители мраморных колон, алтарные перегородки, оконные проёмы… 

Синагоги византийского периода стали выглядеть как базилики с центральной осью от входа к апсиде, в которую вели со двора три двери. Сбоку основного здания  имелась лестница, ведущая на второй этаж в женскую часть.

Вместо каменных плит пол украсила орнаментальная  и тематическая мозаика с  иудейской атрибутикой, знаками зодиака, изображением  животных и птиц.  Порой появлялись библейские сюжеты. Именно такой была и синагога Ум эль Канотир.  

Чтобы подойти к ней, находящейся в низине, надо пересечь поле покрытое весной зеленым ковром, на котором звездочками  выделяются белые и желтые ромашки, растет мышиный горошек,  маки и тюльпаны.


Затем преодолеть многочисленные ступени солидной лестницы.  

У входа в заповедник табло,  показывающее  результаты работы реставраторов, проведенной в период 2003-2010 годов.

Вокруг  восстанавливаемого объекта, окруженного проволочным забором,  — многочисленные камни, те  из которых складывались   дома поселения.

За оградой — собранные в одном месте блоки и обломки, оставшиеся от синагоги. Над ними водружен специальный строительный кран, передвигающийся по рельсам подобный тому, что  ставят в цехах для перемещения грузов. С его помощью  обломки  возвращают на «родные» места

И уже видны очертания двухэтажного здания под двускатной черепичной крышей с главным входом, оформленным в виде портика, опирающегося на две колонны, где располагался  вышеупомянутый фронтон  сирийского типа.

В частично восстановленной стене виден и второй, западный вход. Найденные колонны (пока виртуально) поставлены внутри здания, деля его, как трехнефную римскую базилику на три части с  проходами. 

Определено место и для великолепно сохранившегося место для Арон-Ха-Кодеша высотой в пять с половиной метров (шкафа для хранения свитков торы), к которому, находящемуся на возвышении, вели ступени;  и для «бимы» с синагогальным ковчегом.

Многие колонны, завершались капителями. И подобно другим фрагментам синагоги, были украшены вырезанными из базальта изображениями животных и птиц, растительным орнаментом,  «двойным меандром» — бордюром, составленным из прямых углов, складывающихся в непрерывную линию, иудейской символикой: менорой, шофаром,  «четырьмя видами растений», символизирующих суккот).

Интерес представляют рисунки, нетипичные для иудаизма. Например, жанровая  сценка, изображающая хищника, впившегося зубами в холку жертвы и наблюдающую за этим птицу.

К сожалению, сегодня этот объект законсервирован. Идея Рехавама Зееви, который, будучи на посту министра туризма, занимался вплотную созданием инфраструктуры на Голанах и хотел,  восстановив эту синагогу, превратить ее не в туристический объект, а в действующую единицу, не реализовалась.

Это был последний проект, который, незадолго до своей трагической гибели, курировал Зееви. А потому в память о нем это место сегодня называют так же  «Арками Рахавам»

В связи с этим давайте вспомним его, потомственного израильтянина, в семье которого пять поколений проживало в Эрец-Исраэль.

Зееви Рехавам Амикам (1926 -2001) в молодости присоединился к Хагане, затем вступил в Пальмах. Во время Войны за Независимость  был офицером Армии Обороны Израиля. Впоследствии занимал посты начальника штаба Южного округа, начальника штаба Центрального военного округа, заместителя начальника оперативного отдела Генерального штаба, в звании генерал-майора командовал войсками Центрального военного округа, принимал непосредственное участие в  военных действиях.

Был советником премьер-министра И. Рабина по борьбе с террором, затем руководил группами израильских советников в различных азиатских и африканских странах, оказывая правительствам этих стран помощь в области безопасности.

В правительстве Шамира занимал пост министра без портфеля, а в правительстве Шарона – пост министра туризма. В 1981–91 гг. был председателем правления Музея Эрец-Исраэль. Его перу принадлежит ряда книг (в том числе о погроме 1929 г. в Хевроне).

Свое прозвище Ганди получил после того, как на праздник Пурим, еще в 1944 году, сбрил с головы волосы и, закутавшись в простыню, предстал в образе Махатмы Ганди. Высокий, худой, в очках, он так был похож на знаменитого индуса, что прозвище закрепилось за ним на всю жизнь.

Человек крайне правых взглядов, выступавший против соглашений  Осло, он был 17 октября 2001 г. смертельно ранен террористом из организации «Народный фронт освобождения Палестины» в иерусалимском отеле «Хайат».  И его смерть оплакивал весь Израиль.

2015

Написано по следам экскурсии с Леной Кижнер

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: