Город у моря Глилейского

Город у моря Глилейского

Тверия. Расположенная на западном побережье Кинерета, она входила наряду с Иерусалимом, Хевроном и Цфатом в число четырёх святых для евреев городов. Несмотря на значительную новизну, в узких, извилистых улочках старой части сохранилась особая атмосфера. А встречающиеся в разных местах, специфические дома из черного базальта, придают своеобразный шарм.

Что касается истории этого места, то ее прекрасно рассказал Иосиф Флавий. Читая его «Иудейскую войну», узнаем о том, что этот город построил в 17 году н.э. Ирод Антипа по античному образцу. Окружив его стеной, поставил в центре величественный дворец. Имелись амфитеатр и крепость с арсеналом, охраняемая гарнизоном, храм для христиан и синагога для евреев. Город, ставший резиденцией правителя и названный Тевериадой в честь римского императора Тиберия, получил статус столицы Галилеи и удерживал его в течение 50 лет последующих лет.

Только евреи не спешили селиться в месте, считавшемся нечистым из-за того, что дома выросли «на костях» многочисленных захоронений. Правда, через некоторое время их все-таки привлекли целебные источники, благотворно влиявшие на состояние здоровья людей. Не исключением были и мудрецы Мишны. В связи с этим   в середине II века РАШБИ (рабби Шимон бар Йохай — ученик выдающегося каббалиста рабби Акивы и автор знаменитой «Зоhар»), провел обряд очищения. И после этого здесь появились даже коэны, которым, как известно, запрещено посещать кладбища.

Так как евреи Тивериады не участвовали в восстании 66 -70-х годов, местных жителей репрессии не коснулись, и сюда стали подтягиваться уцелевшие на юге. Появились новые синагоги, обосновался Синедрион (высший судебный городской орган, состоявший из 23 человек), перебралась из Иерусалима и Высшая еврейская академия, именно здесь записавшая часть Иерусалимского Талмуда.  

Во время Мишны и Талмуда жившие в этом месте мудрецы постарались придать чужеродному названию еврейский оттенок, и стали называть город Табором, что означает «середина, пуп, центр», ибо именно здесь сосредотачивался центр духовной еврейской жизни в Галилее. Другое предположение названия кроется в словосочетании «тов риа» (хороший вид).  Надо отметить, что на протяжении нескольких веков город носил еще и имя Маазья в честь коэнов из одноименного рода. А поскольку восхождение на праздники в Иерусалим в тот период стало невозможным, жители восточной части страны приходили сюда молиться.

Но благодатные времена закончились. История стала развиваться по сценарию стандартному для населенных пунктов Палестины. В византийскую эпоху в Таборе появились христианские церкви. Одну из них воздвигла мать императора Константина – Елена. В период с 449 — 553 годов здесь располагалось епископство. Затем, в VII веке, город подпал под власть арабов и стал административным центром Иорданского округа. 

В 1071 г. в страну вторглись турецкие племена сельджуков, но на жизнь евреев это повлияло незначительно. Мудрецы занимались по-прежнему своим делом.

В VII-IX веках в письменность были введены огласовки и пунктуация для сохранения правильного произношения слов Танаха. Как известно, именно этой системой огласовок (точек и черточек), добавляемых сверху или снизу согласных букв, пользуются по сей день. Об этом событии напоминает необычный памятник в городском парке около озера.

В X-XI веках в Тверии стало развиваться книжное дело, и рукописные книги (свитки Торы и ученье пророков, религиозной поэзии) отправлялись отсюда во все еврейские общины европейских стран.

Все переменилось с приходом крестоносцев в конце XI века. Город, вошедший в состав Иерусалимского королевства, превратившийся в важный административный и военный центр с замками и оборонительными сооружениями, практически вытеснил евреев. Осталось около пятидесяти семей. Сокрушительное поражение рыцарей в 1187 году у Карней-Хитин привело к тому, что город, потеряв свой статус, стал разрушаться.

Дальнейшие страницы его истории связаны с тем моментом, когда в Османской империи после знаменитого султана Салах-эд-Дин (Саладина) престол унаследовал его сын Селим, и в середине XVI века в Стамбуле появилась известная меценатка Донны Грации, спасавшаяся от испанской инквизиции. В турецкой столице «милостивая госпожа» стала строить синагоги, дома престарелых и больницы. А потом она обратила взор на Тверию. 

По одним данным она в 1564 году купила ее за 1000 золотых, по другим арендовала. Есть и другие версии, связанные с ее племянником, Иосефом Наси. Тот, якобы, получил это место в подарок от султана за ряд услуг. Но так или иначе эта женщина вложила немало средств в развитие города, в котором ни разу не побывала. Всеми делами управлял вышеупомянутый племянник, ставший ее зятем.

В память об этой удивительной женщине в Тверии создан музей. Он находится в гостинице, принадлежащей членам семьи Амсалем, потомкам купца Якова Амсалема, что в конце XVIII в. поселился в Тверии. Они создали необычную атмосферу интерьеров в которых проходят вечера, с ренессансной музыкой. Посетители слышат рассказ о донне Грации, рассматривают экспозицию музея, где сценки из жизни эпохи Возрождения «разыгрывают» куклы, облаченные в соответствующие наряды.

Но вернемся в те времена, когда здесь жил Иосеф, которого принято считать первым сионистом, ибо он хотел создать на территории Палестины очаг еврейства, где могли бы найти приют изгнанники из Испании и Португалии, а так все, кому несладко жилось в Германии, Франции или Польше. Вынашивая план заселения Тверии и ее окрестностей еврейскими репатриантами, Наси развернул строительство, высадил плантации тутовника необходимого для развития шелководства. В обновленный город потянулись евреи из ближних и дальних мест. Однако массовой репатриации не произошло. На обращение к еврейским общинам многих стран, несмотря на гарантированную доставку на специальных судах, откликнулось лишь несколько сот человек.

Впрочем, процветание города длилось недолго.  Смерть султана Селима II в 1574 году положила конец планам Иосефа. К тому времени уже десять лет не было в живых и его тети. Отойдя от дел, некогда энергичный человек, уединился в своем дворце, где пережил друга на 5 лет.  Тверия досталась его сопернику морану Шломо Ибн Яишу, достигшему высокого положения при дворе султана Мурада III.

А потом династию Саладинa сменили мамелюки. После последних, более двухсот лет правивших Египтом и сопредельными странами, настала эра турецкого владычества.

И все это сказывалось на Тверии, что, разрушаясь в результате междоусобных войн, то превращалась в небольшой поселок, то вырастала до размера города.

Ее относительное возрождение связано с появлением бедуинского шейха Чулайби ибн Дахер Эль-Омара (XVIII в), который  укрепил город, избавил от набегов окрестных бедуинов.  

О том периоде свидетельствуют фрагменты стен башни и южных городских ворот; бастион серого цвета, который можно увидеть около перекрестка Донна Грация. На одной из его стен высечено изображение семисвечника —  символ содружества с евреями, которым Омар предложил  селиться здесь.

Те не замедлили откликнуться, и Тверия стала крупным центром нового течения — хасидизма, что в 1777 году принес на Святую Землю Менахам Мендель из Витебска. Сценка, рассказывающая о том периоде, запечатлена на панно, украшающем стену торгового центра на улице ха-Баним. Это картина-обманка. Одна из тех, что  придумал французский художник (см. Жильбер Куден и его обманки )

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - P1080098-1-955x1024.jpg
Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - P1080097-1024x844.jpg

На ней изображена уличная сцена из жизни средневекового города, за которой с интересом наблюдает с балкона современный юноша.

Все обстояло вполне благополучно вплоть до 1 января 1837 года, пока сильнейшее землетрясение, не превратило город в груду развалин. Вот как пишет об этом один из очевидцев: «Упали и разрушились дома и синагоги, не осталось ни одного дома, ни улицы и ни рынка больше. И стена тверийская рухнула. Огонь выходил из Кинерета, и вода покрыла город. Многие погибли, спаслись только несколько раввинов, мудрецов и предводителей города».  А потом шло (в который раз!) долгое медленное восстановление.

Со временем сюда стали прибывать новые поселенцы, потянулись паломники, и, наконец, в конце XIX века появились репатрианты. Еврейское население Тверии стало возрастать. Именно в этот период этот регион посетил известный русский художник Василий Дмитриевич Поленов, совершавший свое первое путешествие на Ближний Восток, и написал несколько картин. В том числе «Дворик в Тивериаде» и «На Тивериадском (Генисаретском) озере».

Промчались годы. И сегодня это современный город, состоящий из трех частей: старой, расположенной на побережье озера Кинерет, и новых районов: Кирьят-Шмуэль и Тверия-Элит.

Первое, что бросается в глаза и кажется необычно-интересным из окна экскурсионного автобуса  — строения из черного базальта, вносящие особый колорит.

Главный раритет этого места — гробница Рамбама, великого еврейского мыслителя средних веков, умершего в Каире и погребенного здесь в 1404 году. К ней «не зарастает народная тропа». Люди идут для того, чтобы поклониться святыне, попросить здоровья для себя и родных и почесть надпись, ставшую классической: “От Моше до Моше не было такого, как Моше» Рядом — могилы его отца, и мудреца Иоханаана бен-Закая, свидетеля разрушения Второго Храма.

Отсюда недалеко до променада, где находится францисканский монастырь с церковью св. Апостола Петра, стены которой сложены из темного, грубо обтесанного базальта.

Ее поставили в 1870 году на фундаменте на церкви крестоносцев (XII в.), которую мусульмане превратили в мечеть, а турки — в караван-сарай.  Новое здание имеет интересную конфигурацию с молельным залом в форме лодки в память о чуде рыбной ловли, имевшей место возле Табхи, где Петр был назначен Первосвященником.

Этот самый Петр, в бронзовом варианте, глядит на все, что происходит вокруг, с высокого пьедестала у входа в здание.  

Это копия известной работы Арнольфо ди Компбио (конец ХIII — начало XIV вв.), установленной в ватиканском в соборе св.  Петра на могиле апостола.

Так как согласно поверью, прикосновение к большому пальцу его ноги сулит исцеление от болезней, эта часть тела святого отполировано до блеска.

А в конце церковного двора виден монумент, возведённый на средства армии Андерса, которая была сформирована из польских граждан, оказавшихся на территории СССР во время Второй мировой войны.

Это воинское образование сумело перейти советскую границу, дислоцироваться в Палестине и Египте, где находилось до 1944 года. По окончании военных действий часть воинского состава, состоящая из евреев, осталась в Палестине, а остальной корпус во главе с командующим перебрался в Англию, где находилось польское правительство в изгнании.

Идем по променаду, носящему имя Игаля Алона, до «отметки, за которой следит вся страна». Это своеобразная ландшафтная скульптура водомер Кинерета. 

По дороге нам встретится вот такая инсталляция работы Иланы Гур

Неизвестно кому пришло в голову создать этого «висельника»

Севшая отдохнуть чайка

Продолжая путь, оказываемся около греческого православного монастыря, основанного в IV веке. Он, как и многое в этом регионе, неоднократно разрушался и восстанавливался.

Последние постройки относятся к 1860 году. Монастырь окружен зеленой изгородью из высокого подстриженного кустарника. Внутри его стоят четыре часовни: «Св. Петра и Павла», «12-ти Апостолов», «Марии Магдалины» и «Св. Николая».

Интересна угловая башня. Подмытая волнами озера, она наклонилась наподобие пизанской.

По одним сведениям  монастырь стоит на остатках строения крестоносцев, по другим – на фундаменте ашкеназской средневековой синагоги “Штей Лухот ха-Брит» («две доски Завета»).

Рядом с монастырем — «Дом со сводами», что был паломническим домом Русской Духовной Миссии, основанной архимандритом Антонином (Капустиным).

В 1879 году он приобрел участок земли с руинами старинного здания, состоявшего из пяти помещений с полукруглыми сводами, и построил двухэтажный дом из черного базальта. В нем разместилось четырнадцать жилых комнат, а в цокольном — пять больших сводчатых подвалов. Венчала строение башня, повторявшая архитектуру угловой башни соседнего греческого монастыря.

После Первой мировой войны дом сдавался в аренду до тех пор, пока сильно не пострадал во время израильской войны за Независимость. Он простоял в разрушенном виде до начала ХХ1 века, пока не была проведена реконструкция. В процессе работ на прилегающем участке обнаружились интересные базальтовые находки: старинная мостовая, фрагменты колонн и трубы акведука римско-византийского периода. 

Сегодня «Дом со сводами», снова используется для размещения паломников, а в подвальном помещении функционирует ресторан «Эрмитаж»

Если по променаду подняться вверх и перейти на улицу Гадод Барак, то дорога приведет кШотландскому отелю, что тоже вырос на базе старинной постройки. Это строение, имеющее вид старинного замка, видно издалека благодаря опознавательному знаку- большому шотландскому флагу, говорящему о том, что здесь располагается шотландский центр с прекрасным садом и небольшой протестантской часовней из базальта.

Начало же ему положил в 1885 году шотландец доктор Дэвид Уатт Торрент, основавший первую в Тверии больницу. Поначалу к доктору обращались лишь арабы, потому что местный раввин наложил на него проклятье за миссионерскую деятельность. Но слухи о целительских успехах были столь велики, что к Торренсу стали обращаться и евреи.

Что касается же обращения в христианство, то доктор неплохо преуспел на этом поприще, «обработав» немало арабов и одного еврея. В этом ему в значительной степени помог «волшебный фонарь» — невиданный доселе в Галилее кинопроектор.

Поначалу Шотландская миссия снимала для собственных и клинических нужд комнаты, а в 1894 году, построила здание госпиталя. На торжественном открытии присутствовал весь бомонд. В том числе представители разных конфессий: мусульманский муфтий, священники романо-католической и греческой ортодоксальной церквей, главный местный раввин, который в своей речи сказал, что «город благословлен тремя дарами: Морем Галилейским, горячими источниками и доктором Торренсом». 

Госпиталь просуществовал до 1959 года. Затем его переоборудовали в странноприимный дом для пилигримов, который сегодня трансформировался в современную гостиницу международных стандартов. В прилегающем к нему саду и церкви иногда проходят концерты классической музыки.

Чуть не упустила из вида Аллею Искусств, где можно увидеть интересные композиции

А также напольную мозаику

Параллельно променаду Игаля Алона идет улица ха- Баним, на которой стоит мечеть Аль-Амария середина XVIII в). Это одна из немногих сохранившихся мусульманских построек.  

Закончить же знакомство с этим городом неплохо в Национальном парке Хамат-Тверия, где имеется прекрасно оборудованная водолечебница. В ее бассейны подводится вода из семнадцати целебных горячих источников, содержащих около 100 минеральных веществ. Имеются и уникальные грязи. Целебные дары природы обнаружили еще римляне, которые построили в этом месте термы. Широко использовались источники и при турецких властях. А в 1955 году было построено современное здание.

На территории Национального парка-заповедника в начале 60-х годов прошлого века была раскопана древняя синагога, а под ней, располагавшиеся друг над другом три подобных строения (IV- VIII в.). Попав сюда, можно полюбоваться прекрасно сохранившимися мозаиками в греко-римском стиле (IV в). Они изображают Ковчег Завета, меноры, пальмовые ветви, знаки Зодиака с колесницей Гелиоса и древних богинь в образе четырех времен года.  На специально выделенных полях по-гречески и по-арамейски написаны имена жертвователей, дававших деньги на это строительство. Среди них есть и главы Синедриона.

2010

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: