Музей еврейских батальонов

Музей еврейских батальонов

Если ехать от Натании в северо-восточном направлении, то дорога выведет к мошаву  Авихаль,  что был заложен в 1932 году.  Это название предложил Хаим Бялик, взяв его из «Мегилат Эстер», где  говорится, что Эстер была дочерью Авихаиля («Авихай» переводится как «Мой отец жив» ). 

Отцами-основателя  мошава стали 60  человек, принимавших участие в Первой мировой войне с  составе  Еврейского легиона,  представлявшего собой подразделение британской армии главной целью которых было  освобождение Палестины  от турков. Позже  эти люди сыграли ключевую роль в  создании Армии обороны Израиля. 

Создание легендарного батальона – особая страница  в истории еврейского народа.  Развивались же события так. Когда разразилась Первая мировая война, у Всемирной сионистской организации не имелось однозначного мнения по вопросу отношения  к ней.  Большинство членов считало, что для блага евреев, проживавших на территории  воющих стран, надо сохранять нейтралитет. Но были и те,  что придерживались  иного мнения.  Они  предлагали  воспользоваться ситуацией, связанной со вступлением в войну Турции, и предпринять шаги к осуществлению основной цели сионистского движения – создания Еврейского государства.

Идею создания Еврейского легиона выдвинул  В. Жаботинский.

Прибыв в декабре 1914 года в Александрию, где сосредоточилось более 11 000  евреев, выдворенных из  Палестины,  он   призвал их создать Еврейский легион, что  сражался бы на стороне Антанты за  освобождение Палестины. К нему присоединился находившийся там Иосиф Трумпельдор.

И началась совместная  работа, которая принесла  положительные результаты.  Однако возникли препятствия, чинимые британскими  властями, ибо английский закон запрещал «разбавлять» национальную армию иностранцами.

В процессе долгих переговоров стороны  пришли к компромиссному решению — сформировать из евреев-добровольцев  транспортную колонну, которая  могла функционировать  на   турецком  фронте. Этот вариант, отвергнутый Жаботинским,   человеком  сугубо штатским,  но рвавшимся  в бой,  поддержал Трумпельдор, считавший, что это   первый шаг  «в борьбе за Сион».  

И вот в марте 1915 года, после долгих переговоров,  в Египте появился воинский отряд из 652 человек, который получил название Сионский корпус погонщиков (Отряд погонщиков мулов) под командованием  полковника британской армии л Джона Паттерсона,   заместителем которого в чине капитана стал И. Трумпельдор.

После небольшой подготовки часть  людей  была отправлена на полуостров Галлиполи для участия в десантной операции. Отряд бойцов 25 апреля 1915 года вместе с британской армией высадился на  мысе Хеллес. Произошел  тяжелейший  бой с турками, где все участники вели себя поистине геройски. Погонщики мулов в условиях смертельной опасности доставляли в окопы боеприпасы, воду и продовольствие, что было по достоинству оценено

 Паттерсоном: «Многие из сионистов, о которых я думал, что им несколько не хватает мужества, показали себя бесстрашными под шквальным огнем».

При этом Еврейский батальон  понес определенные потери. 14 бойцов погибло, более 60 получило ранения. А Трумпельдору пришлось заменить  тяжело раненного командира. И он, так же получивший ранение в плечо,  отказался покинуть поле боя.

Мужество «погонщиков» было оценено по достоинству. Недаром генерал сэр Йен Гамильтон, командующий англо-французским  экспедиционным корпусом в Дарданеллах, позже сделал в своем дневнике следующую запись: « У меня здесь воюет под моей командой чисто еврейский отряд — Сионский корпус погонщиков мулов. Насколько мне известно, это происходит в первый раз в христианскую эпоху. Они показали большое мужество, осуществляя снабжение передовой линии под тяжёлым огнём и доказал, что имеют неоценимое значение для нас».

Только, несмотря на это, после провала операции по взятию  Дарданелл   Еврейский отряд  был возвращен  в Александрию и  в мае 1916 года. был расформирован.

А в то  время,  когда  шли  бои на турецкой территории, в Европе  развивались  свои события.  З. Жаботинский в союзе с  П. Рутенбергом,  пытался  продвинуть свою идею создания Еврейского легиона, заинтересовав руководителей стран Антанты. Но им  пришлось  убеждать не только  англичан и французов.  В Париже и Лондоне они  наткнулись  на негативное, даже резкое сопротивление  официальных сионистских кругов, старавшихся  придерживаться  нейтралитета. 

Ситуация  несколько изменилась  после  появления  в Лондоне   Трумпельдора,  который надумал  сформировать  легион из евреев проживающих в Англии. Поначалу ничего не получалось. Но к концу 1916 года, когда в Лондоне оказались  солдаты  из расформированного  Отряда погонщиков мулов, положение  стало меняться. Люди,  почувствовавшие запах пороха, стали  вступать в  британскую армию, руководство которой в тот период смотрело весьма лояльно. Глядя на это. Жаботинский с Трумпельдором, подали британскому правительству петицию, в которой снова предлагали   создать Еврейский легион.

Все течет, все меняется.  Изменилась и  политическая  обстановка. Англия, готовясь к вторжению в Палестину, не  возражала  к  привлечению для участия в войне  живших на территории ее страны евреев-эмигрантов из России,  а также евреев из США. И вот, в июле 1917 года, согласно указанию правительства,  Паттерсон  начал формирование   еврейских батальонов, вошедших в историю как Еврейские полки или Еврейский легион.

В то же время Жаботинский,  которому было поручено формирование так называемого 38-го батальона королевских стрелков, добился определенных условий для солдат, среди  которых оговаривалась суббота как  день  отдыха и  кошерная еда.

Итак, первый еврейский батальон был сформирован. Солдаты,  пройдя   недолгий курс «молодого бойца», 2 февраля 1918 года  прошли строем по главным улицам Сити и кварталу Уайтчепль, где были встречены с ликованием.

А на  следующий день  батальон, состоящий из  991 человека был переправлен  в Египет в составе. попал в лагерь близ Каира, где в течение трех месяцев принимал  участие в подготовительных учениях.

В апреле к нему присоединился 39-й батальон под командованием Элиезера Марголина, что был сформирован

в основном из американских добровольцев-евреев. Записавшись на призывном пункте в   Нью-Йорке, они прошли учение в  Канаде, откуда были  отправлены  в Англию, а затем на Ближний Восток. С ним связаны имена таких исторических личностей как Бен-Гурион и Бен-Цви,  пополнивших  ряды как простые солдаты. 

В  1917 году Алленби стал  командующим  Египетским экспедиционным корпусом и повел его в наступление. Евреи так же принимали участие во взятии  Беэр-Шевы и  Газы,  в наступлении на палестинском фронте, в результате  чего  в руках  англичан оказались Яффо, Аман, Назарет… А  9 декабря Алленби, уважая святость древнего города, вошел в  Иерусалим пешком.

После занятия Палестины британскими военными там тоже возникло движение за создание добровольческого палестинского Еврейского легиона.  Комиссию по мобилизации возглавлял майор Джеймс Ротшильд 1100 солдат составили 40-й батальон королевских стрелков. Ими руководил Фрэнк Самуэльс. На прощальном параде,  состоявшемся в Тель-Авиве  3 июля 1918 года   Х. Вейцман от имени сионистского движения вручил добровольцам батальона бело-голубое знамя. В общей сложности американские добровольцы в составе Еврейского легиона составляли 6500 человек.

А два дня спустя  38-й батальон, состоявший тогда из 800 человек, в составе корпуса  Алленби принял участие в военных действиях в Палестине.

В декабре 1918 г. 40-й батальон Еврейского легиона прибыл из Египта в Палестину, и теперь численность трех батальонов под командованием  Э. Марголина составляла 5000  человек. Алленби высоко оценил вклад легионеров в победу, и  наградил  многих орденами и медалями.  А  английское военное министерство  издало указ  о том,  что Еврейский легион получает  право называться Первым полком Иудеи (First Judeans) с  эмблемой в виде семисвечника и  надписью на иврите «Кадима» («Вперед»). Вместо английских были введены еврейские знаки отличия.

Но через некоторое время поступил приказ распустить Еврейский легион, так как эта «боевая единица с ярко выраженным национальным характером» вызвала  негативную реакцию  у арабов, а так же  у антисионистской британской военной администрации. Шла постепенная демобилизация, и когда к  весне 1920 года  в Первом полку Иудеи оставалось не более 400 человек,  он был расформирован.  

Эта истории нашла отражение в книгах  В. Жаботинского  «Слово о полку» (1928 г.) и Дж. Патерсона «С сионистами в Галлиполи» (1916 г.) и  и «С евреями в Палестинской кампании» (1922 г.)

После расформирования легиона  множество входивших в его состав людей  вошли в  имевшие тогда место  полицейские отряды, что создал первый верховный комиссар Палестины, сэр  Г. Сэмюэл. В них входили как арабы, так и евреи, которыми командовал Марголин. Но после инцидента, имевшего место весной 1921 года  в Яффо, когда начались арабские  восстания и  Марголин, не согласовав с начальством действия, ввел туда свои отряды, его обвинили в нарушении дисциплины и вынудили подать в отставку.

За военные заслуги  мандатные власти Палестины  пообещали  предоставить демобилизованным  солдатам Еврейского легиона земельные наделы. И в  1921 году они получили пустынные земли на северо-востоке Негева, недалеко от Тель-Арада.  Но предоставленная им земля  из государственного фонда оказалась непригодной  для сельского хозяйства. А потому созданное поселение  вскоре опустело из-за катастрофической нехватки воды, которую так и не удалось отыскать.

В рамках схемы «Урегулирование Тысячелетия» в 1932 году, благодаря усилиям  60 отцов-основателей, на песчаных дюнах Эмек Хефера,  принадлежавших  Еврейскому национальному фонду появился новый  мошав, в котором  поселились  бывшие солдаты,

В 1946 году Avihayil слился с  соседним мошавом,  Ein HaOved, где жили выходцы  из США, Канады и Аргентины. России и несколько коренных израильтян. Его  экономика была основана на смешанном сельском хозяйстве,  где значительную долю составляют цитрусовые. 

В 1961 году  ветераны еврейских легионов, участвовавших в составе британской армии не только в Первой, но и во  Второй  мировых войнах решили создать в  мошаве  Авихаиль  Дом легиона и музей «Музей еврейских батальонов». (Beit Hagdudim).

На  вершине холма с видом на долины  Хефер и Шарон, стоит впечатляюще красивое здание с Красивое здание старой школы и продолжает поддерживать живую жизнь в том же месте, которое было основано в 1933 году Сначала здесь учились лишь дети мошава, но позже стал региональным образованием. 

Перед зданием музея – колоннада с  двумя бюстами – Жеботинского и Трумпельдора

На территории около музея размещены пушки образца начала ХХ века,  правда, к Еврейскому легионы они  никакого отношенрия не имеют, так как использовались в войну за Независимость. Среди них —  75-миллиметровая пушка Сен-Шамон, по прозвищу «Кукарача«, одна из 32-х, что в  1948 году были закуплены в Мексике и использовались во время войны за Независимость.

В музее представлена интересная экспозиция, где можно увидеть фотографии, документы, флаги, оружие и карты,  фигуры  солдат в форме того периода, посмотреть  фильм, увидеть светозвуковое представление, рассказывающие о прошлых событиях.

Можно увидеть личные вещи легионеров, дневники  и письма, среди которых и дневник Якова Голдина со страницами  пробитыми шрапнелью во время ожесточенных боев в Галлиполи. 

А это плакаты того времени

Знаки отличия

Награды

В импровизированном  пространстве синагоги на полках стоят альбомы, где в хронологическом порядке расположены страницы, посвященные каждому из участников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: