Хайфский след темплеров

Хайфский след темплеров

В истории нашей страны есть страница, связанная с представителями особого религиозного течения, которые называли себя темплерами. Именно темплерами, потому что не хотели, чтобы их путали с  тамплиерами-храмовниками, членами французского рыцарского ордена.

Этих людей собрал под знамена «Храмового общества» лютеранский священник Кристоф Хоффман, выдвинувший идею создания фолькготтес («Народа Бога»). Собравшись в Палестине его представители должны были создать соответствующие условия для построения Храма Божьего в духовном плане и подготовиться к приходу Мессии. А потому в 1860 году на Святую Землю прибыло четыре разведчика. Через шесть лет соответствующей подготовки с корабля сошло уже тридцать первых поселенцев.

Не сумев основать колонию на северо-западе Израэльской долины, они перебрались в Хайфу, и в конце 1868 года создали поселение у подножья горы Кармель.

Аналогичные населенные пункты возникли впоследствии в Яффо (1869 г), Тель-Авиве (1871 г), Иерусалиме (1873 г). Затем, в первые годы ХХ века, выросли деревни, основанные вторым поколением темплеров, родившимися уже в Палестине. Это Вильгельма (1902 г), расположенная недалеко от Лода, Валгалла (1903 г) рядом с Яффо, Бейт-Лехем (1906 г) и Вальдхайм (1907 г) в Галилее.  Был еще и Нойхардтхоф, оставленный практически сразу после заселения.

К началу Первой мировой войны в Палестине насчитывалось 1700 темплеров, большинство которых прибыло из Бадена, Вюртемберга и Баварии. Основную массу составляли   крестьяне, ремесленники и мелкие торговцы, обладавшие неплохим здоровьем (этот фактор непременно учитывался при отборе кандидатов) и определенной суммой денег для обустройства на новом месте.

Благодаря своему умению, навыкам и трудолюбию, темплеры, используя новые методы ведения хозяйства, преобразовали те места, где селились. У них имелись машины и механизмы, не известные на востоке, на полях функционировала ирригационная система, в почву вносились удобрения.

Братьями Вагнерами в Валгалле был создан завод по производству сельхозтехники, ставший к 1910 году крупнейшим в регионе,так как там было занято более 100 человек.

Огромные успехи имели место и в области животноводства. Путем скрещивания голландских молочных коров с крепкими и выносливыми «американками» из Анд была выведена новая прекрасная порода.

Развивалось пивоварение, на промышленную основу было поставлено виноделие. Темплеры построили первую на Ближнем Востоке механическую давильню для получения оливкового масла и завод для производства из этого масла мыла, пользовавшегося огромным спросом за рубежом, особенно в США.

Непривычно выглядели и поселения темплеров. Вдоль улиц, пересекавшихся по возможности под прямым углом, стояли дома европейской архитектуры.  Трехэтажные, с толстыми стенами, сложенными из местного камня под покатыми черепичными крышами красного цвета, что всегда привлекают пернатых.

.

Первый этаж, как правило, занимали рабочие помещения: лавки, мастерские, конторы. Второй отводился под жилые апартаменты. А последний сдавался внаем паломникам, и туристам, которых отправляла в путешествие знаменитая контора Кука. Да, да, та самая, что привела некогда в СССР Мистера-Твистера.

Встречались и двухэтажные

Конструкция строений с пространством под крышей, обеспечивавшим продув, давала прохладу летом. А имевшиеся внутри печи — тепло в зимний период.  Над входом — балкон, над дверью – надпись, цитирующая строку из Старого или Нового Завета, и дата постройки.

В жилой комплекс непременно входили глубокие подвалы для хранения продуктов. А еще были бассейны, в которые собиралась дождевая вода, попадавшая через дренажную систему, и дворовые службы: конюшни, свинарники, коровники. При каждом доме имелся огород. Там, наряду с новой для Средиземноморья культурой – картофелем, выращивались непривычные для немцев фрукты и овощи. В частности, полюбившийся им виноград, апельсины, мандарины, опунция. Урожая с избытком хватало не только для нужд колонии и постояльцев, но и на продажу.

Именно темплеры посадили первые эвкалипты для осушения болотистых почв (опыт, перенятый впоследствии еврейскими поселенцами), организовали первую транспортную компанию, наладившую в 1869 году регулярное сообщение между Яффо и Иерусалимом. А потом появились дороги и на севере, позволявшие добраться из Хайфы до Назарета, Тверии или Акко. Груженые повозки везли товары, а дилижансы – людей. Транспортные средства собирались на месте из импортных частей, а по необходимости ремонтировались.

Кому сегодня не известны три главных телефонных номера (в каждой стране — своих), которыми пользуются в экстренных случаях: полиции, пожарной охраны и скорой помощи? Так вот, эти службы появились в Хайфе в XIX веке. Если первую создали турки, то две другие – немцы.

Темплеры прекрасно прижились. Ладили как с соседями, так и турецкими властями. Неплохо относились к представителям Первой алии. Даже помогали евреям обосноваться на новом месте. Однако в особенно близкие отношения ни с кем не входили, были противниками смешанных браков, не позволяли чужакам селиться рядом. Со временем получили автономию и самоуправление.

И все шло прекрасно до тех пор, пока их размеренную жизнь не нарушила Первая мировая война. Часть мужчин, считавшиеся подданными Германии, была мобилизована. Поэтому британцы, начавшие управлять Палестиной в 1917 году, относились к темплерам враждебно. Они даже депортировали несколько сот человек в Египет, где те пробыли до 1920 года. Это вызвало негативное отношение к новым властям.

Конфликтуя с англичанами, немцы поддерживали дружественные отношения с евреями. Когда, в 30-х годах в Германии местным иудеям был объявлен бойкот, со Святой Земли властям Третьего рейха была отправлена петиция с призывом отменить санкцию. Немецкая общинная газета, выходящая в Палестине, писала: «Нам не следует забывать, что мы живем в Эрец-Исраэль, а не в Германии, среди людей разных национальностей, а также о том, что наша миссия на этой земле носит не политический, а религиозный характер. С нашей стороны было бы ошибкой наносить вред людям, среди которых мы живем, даже если мы остаемся патриотами Германии».

К сожалению, со временем многое изменилось. В Палестине появились эмиссары, проповедовавшие нацизм, и значительная часть темплеров вступила в НСДАП, а подростки — в Гитлерюгенд. Фасады домов «украсили» портреты Гитлера и флаги со свастикой. В 1934 году во главе общины стал нацист Корнелиус Шварц, правой рукой которого был известный архитектор Карл Руф, создавший в Хайфе свой филиал. В 1937 году сюда пожаловал Адольф Эйхман. Несмотря на то, что был моментально выдворен из страны, резонанс остался.

Когда в 1939 году Англия вступила в войну Германией, мужчины-темплеры попали в лагерь военнопленных в Атлите, а все остальные были переправлены в специальные лагеря, созданные на территории некоторых немецких поселений.

С приближением войск генерала Роммеля к границам Палестины часть этих людей была выслана в Австралию. А когда война закончилась, стало ясно, что после произошедшего в Европе, евреи не могут сосуществовать с немцами. Они требовали выселения их из Палестины, прибегали даже к терактам. И темплеры бежали на Кипр, а оттуда в Австралию, где в настоящее время в районе Мельбурна проживают потомки тех, кто не вернулся в Германию.

Интересен такой факт. Во время войны, при посредничестве Красного Креста, было совершено три обмена гражданских лиц — темплеров на евреев из германских концлагерей. Правда лишь тех, что имели палестинские паспорта. Только обмен был неравным. Число немцев значительно превышало число евреев.

Такова вкратце  история этого места, и ознакомившись с ней, отпрвимся на прогулку по Мошаве Германит, где у подножья горы Кармель, немцы проложили Кармельштрассе  — центральную магистраль шириной в 30 метров.

После образования государства Израиль она стала называться «Сдерот Кармель», а в 1974 году, в память о первом премьер-министре страны, получила имя Давида Бен-Гуриона.  С Кармельштрассе соседствовали две другие, более узкие улицы. Нынешние Ха-Ганим и Меир, названная в честь пионера 1-ой Алии Меира Ротберга.

Познакомиться с историей этого места можно прочитав текст на табло, имеющемся на проспекте

А на домах — таблички с указанием названия улицы и нумерацией домов

Так это место выглядит сегодня. А несколько десятков лет назад, дома, лишившись владельцев, стали ветшать, разрушаться, выглядеть весьма непрезентабельно. И так продолжалось до 90-х годов прошлого века, пока бахаи не решили, что неухоженное место портит   вид на великолепный сад террасами, спускающимися от златоглавого храма.

Вдоль дороги, вымощенной плиткой, они поставили фонари и скамейки, посадили красивые деревья (в частности магнолию).

Были отреставрированы постройки на центральной улице, обновлены мемориальные доски, рассказывающие о живших здесь прежде людях.  В частности, о «наистраннейшем человеке XIX века», английском писателе и путешественнике, политике и дипломате Лоренсе Олифанте, который купил дом у столяра Карла Ольсдорфа, снабжавшего мебелью всю немецкую колонию.

Или о Шумахере, талантливом архитекторе, спроектировавшем большинство домов соотечественников и выполнявшем функции полномочного представителя американского правительства в Палестине.

На проспекте выделяется Народный дом, бывший центром общественной жизни темплеров. В нем, сочетающим элементы готики и восточного стиля, прекрасно уживаются арки, круглые вентиляционные окна и балконы с фигурными решётками.

Над входом – колокольная башенка.

На фасаде — слова из 136 псалма Давида: «Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня, десница моя».

В этом здании размещались классы немецкой школы, проводились собрания и богослужения, потому что у темплеров не было церквей.

Сегодня здесь размещается музей истории города

Новые дома, строящиеся здесь, проектируют в соответствующем стиле для того, тобы не нарушать архитектурной гармонии места. Первой из таких построек стал City Centг

Так выглядит его лицевая часть

А это — вид сбоку

Имеются здесь и разные офисы,  и гостиницы

Сегодня большинство домов арендуют небольшие ресторанчики

Например китайской кухни…

А это интерсный бар-ресторан, где можно поесть мясо в разных видах. Блюда готовят у тебя на глазах из тех продуктов, что сам выбираешь, и подают на горячей жаровне

А это известный «Fatush»

В нем можно отведать блюда арабской кухни

Многие из ресторанов и кафе расставляют столики на улице

Особенно красиво смотрятся они в  декабре, когда христианский мир празднует Рождество

Тогда весь проспект украшается горящими огнями елками, затейливыми гирляндами, фигурами Санта- Клаусов. А вечерами здесь звучит повсюду музыка.

А в начале проспекта непременно ставится елка

А вообще, на проспекте можно увидеть много всего разного. Например, офис и гостевой дом адвентистов 7-го дня

А рядом — центр Кабаллы

Здесь же и жилые помещения с вот такими обитателями

Из интересных объектов следует отметить так же Институт Гардега, в котором размещалась организованная в 1868 году сельскохозяйственная школа и филиал монастыря Сестер Розари на улице Меир, итальянский госпиталь, спроектированный выдающимся итальянским архитектором Антонио Барлуцци, на улице Ха-Магеним, колледж дизайна ВИЦО на Ха-Ганим. Но об этом в следующий раз

1998-2015

Использованный материал

טמפלרים (תנועה) – ויקיפדיה
טמפלרים בארץ ישראל — בני ההיכל
המושבה הגרמנית (חיפה) – ויקיפדיה

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: