На родине Ордена кармелитов

На родине Ордена кармелитов

На самой вершине Кармеля, там, где некогда находился маяк, указывающий кораблям ночью путь в хайфскую гавань, стоит мужской монастырь «Стелла Марис», что в переводе означает «Звезда моря». Он принадлежит монашескому ордену кармелитов, чья история уходит корнями в далекий XII век, когда после Третьего Крестового похода часть рыцарей, во главе с Бертольдом из Калабрии, осталась в Палестине и обосновалась в пещерах Нахаль-Сияха, живописнейшего места, находящегося примерно в четырех км  от Хайфы.

Они образовали общину и решили, замаливая грехи, дождаться появления Ильи Пророка. Годы шли, одних отшельников сменяли другие. В 1209 году, с позволения латинского патриарха Альберта Святого община получила статус Святого братства, которое нарекли кармелитским — по названию горы, у подножья которой они поселились.

Получив официальное признание, часть монахов отправилась в Европу с целью распространения своих догматов, и к концу 40-х годов в мире уже существовал уже ряд «филиалов», для координации действия которых была созвана конференция. Она учредила Свод законов Ордена, причисленного к так называемым «нищенствующим», члены которых согласно уставу не имели права на частную собственность, а должны были жить лишь подаяниями, большая часть которых шла на строительство и содержание монастырей.

В 1263 году дошла очередь до Палестины. В Нахаль-Сияхе был построен монастырь, просуществовавший всего 28 лет. После завоевания этих мест мусульманами монахи были вынуждены, покинув обжитые места, уйти через Атлит в Европу.

Они вернулись лишь в 1627 году, получив на это разрешение Ватикана, и отцу Просперу, настоятелю сирийского кармелитского монастыря, удалось договориться с царствовавшими тогда в Палестине турками и купить участок на склоне горы, включая пещеру Ильи-Пророка, а также получить от эмира разрешение на устройство обители.

«Монастырь Проспера» состоял из пещер, в которых монахи обустроили церковь, библиотеку, лазарет, службы, хозяйственные помещения.  Имелась даже гостиница для паломников.  И в таком варианте монастырь просуществовал около 150 лет.

В 1767 году, в период правления Дар эль Омара, началось строительство монастыря на вершине горы. В этом кармелитам оказал помощь французский консул, добившийся разрешения на то, чтобы члены ордена вместе с монастырем попали под патронаж его страны.

За дело взялся архитектор Джамбатиста, который за семь лет построил для монахов новое здание. Но в 1799 году монастырь был разграблен турками и практически уничтожен. Преследуя наполеоновских солдат, потерпевших поражение около Акко, они не пощадили обитель, приютившую больных и раненых.

Прошло немало лет, прежде чем французскому консулу удалось убедить стоящего тогда у власти Абдуллу Пашу в том, что кармелиты ему ничуть не опасны, и тот согласился на новое строительство и даже прибыл на церемонию закладывания первого камня, состоявшегося летом 1827 года.

Через 9 лет монастырь, строительством которого руководил отец Кассини, был освещен. Теперь в целях безопасности он был окружен высокими стенами, снабжен крепкими воротами. Над Палестиной впервые со времен Средневековья (после падения королевства крестоносцев мусульмане запретили звонить в церквях) разнесся звон колокола, подаренного королем Неаполитанским и Сицилийским Фердинандом II (его можно увидеть в монастырском музее).

Во время Первой мировой войны турки закрыли монастырь, ограбили музей, а монахов выдворили из страны. Британцы, вошедшие в Хайфу в 1918 году, увидели лишь одного, чудом уцелевшего кармелита, который «протрубил сбор», и обитель вновь начала функционировать.

Главное сооружение комплекса, носящего название «Stella Maris» — собор, получивший от Папы римского почетное звание «Церкви-матери» и статус мирового центра кармелитского ордена, представляет собой в плане латинский крест. Над входом – герб кармелитов.  Обратите внимание на три звезды Давида.  Они  символизируют Марию, Иисуса и Илью-пророка.

Архитектура строения отличается четкостью и строгостью линий, отсутствием излишеств, характерных для католических храмов. И, тем не менее, собор красив. Красив потому, что там имеются прекрасные витражи (работа Бельи) и великолепный плафон купола с фресками на сюжеты из Ветхого и Нового завета (работа Луиджи Поджи).

Поджи расписал так же алтарную часть, в которой установлена фигура Девы Марии, вырезанная из ливанского кедра. Терракотовую головку, увенчанную золотой короной, изваял Коронта. Считается, что именно здесь, в нише пещеры, отдыхала мадонна по пути из Египта в родной Назарет.

Кисти этого художника принадлежат так же иконы.

На одной из них Дева Мария   протягивает английскому настоятелю монастыря Симеону Стоку, отличавшемуся особым благочестием, скупулярий – два квадратика из шерсти, где на одном имеется изображение Матери Божьей, а на другом — Сердца Господа Иисуса.

На второй иконе мы видим св. Иосифа с младенцем Христом, Марию и Иоанна Крестителя.

В храме имеется картина со сценой вознесения на небеса Пророка Ильи в огненной колеснице, изображения пророков Исайи, Иезекииля, Даниила, играющего на арфе царя Давида, евангелистов и Святого семейства.  А свод крыши обрамляют цитаты из Библии на латыни.

Портреты евангелистов украшают также  пространство под сводом

Стоит обратить внимание на четыре мемориальные доски, установленные в память об известных личностях ордена. Одна посвящена испанскому монаху Сан Хуан де ла Крузу, жившему в XVI веке, религиозному мистику и прекрасному поэту, о чем можно судить хотя бы по этим строкам.

Сколько крика надо для шепота?
Сколько горечи — для печали?
Сколько надо позднего опыта,
Чтобы жизнь была как в начале?
Сколько, сколько всего, что хочется,
Когда хочется так немного.
Сколько надо иметь одиночества,
Чтобы не было так одиноко?

(О нем можно прочитать в статье Центр католической мистики)

Вторая — св. Терезе Авильской, испанской монахине, из знатного рода марранов, что организовала новую ветвь ордена — «босоногих кармелиток», ставящую своей целью возвращение к ранним идеалам ордена — строгости и простоте. (С ее историей можно познакомиться тоже в статье Центр католической мистики)

Две остальные — память о женщинах, поменявших веру, ставших кармелитками. Это польская еврейка Эдит Штайн, погибшая в газовой камере Освенцима и арабка Мария Боварди из галилейской деревни Ибелин.

При храме имеется небольшой музей с экспонатами, найденными на территории монастыря во время раскопок. Самый интересный из них — гигантская человеческая ступня, высеченная из камня (II в. до н.э.)  с надписью:«Seus liopolitanus Carmelius». Предполагается, что она являлась деталью греческой статуи Зевса, стоявшей на Кармеле в стародавние времена.

Монастырь действующий. Во главе монастырской общины стоит викарий, назначаемый Ватиканом и подчиняющийся непосредственно Папе. Так как монастырь является в ордене центральным, сюда для обучения и стажировки приезжают монахи со всех стран мира. Члены Ордена носят темно-коричневую сутану, из-под которой выглядывает кипейно-белая полоска воротничка. Это повседневное облачение, резко отличающееся от парадного, расшитого золотом и дорогими каменьями, демонстрируемого почетным посетителям и надеваемого в особо торжественных случаях. Монастырская жизнь не требует от монахов слишком жестких ограничений. Единственное, что должно выполняться неукоснительно — соблюдение обета безбрачия.

Во дворе монастыря много деревьев и цветов,

Около бокового входа — беломраморная статуя Мадонны.

Сбоку на небольшой арке – портрет Богородицы.

По нижней террасе двора проложен «Крестный ход» в виде 14 обелисков с мозаичными картинами.

Выйдя из церкви, оказываемся на прилежащей к ней площади, где над над могилой наполеоновских солдат стоит стоит увенчанная крестом пирамида. А  чуть поодаль —  статуя Девы Марии, подаренная монастырю паломниками из Чили. Считается, что она отлита из переплавленных медных пушек. Вот уж истинное торжество лозунга «Перекуем иечи на орала».

Кроме мужского монастыря на Кармеле имеется и женский «Нотр Дам де Кармель». Вполне возможно, что именно в таком же прятал свою возлюбленную, мадам Бонасье, от вездесущего кардинала небезызвестный д’ Артаньян.

Женская ветвь Ордена появилась в 1452 году. Она трансформировалась из женских общин, руководимых кармелитами. Кармелитки жили в соответствии с уставом, предусматривающим сочетание отшельнической и общинной форм монашества, строгое соблюдение постов и практику молчания. Но со временем их жизнь облегчилась. Они стали заниматься благотворительностью, ухаживают за больными, помогать детям из неблагополучных семей. Их одеяние — темно-коричневое облачение и белый головной убор с черной накидкой.

В Хайфе кармелитки появились в самом конце XIX века и построили себе монастырь в районе Бат-Галим.

Но после учреждения мандата англичане стали строить рядом госпиталь, на базе которого выросла нынешняя больница Рамбам.

Затем рядом появились жилища еврейских поселенцев. И монахини, ища тишины и покоя, перебрались в безлюдное место, не предполагая, что через несколько десятков лет город доберется и сюда.

Во дворе с воротами на улицу Черниховского, окруженное мощным забором стоит мощное строение в форме каре с выступами и внутренним двором, напоминающее средневековую крепость. Его поставил в 1936 году французский архитектор Марсель Фавье, оставивший на фасаде свой автограф.

Фасад церкви, облицованный иерусалимским камнем, поражает строгостью и величием. Высокий портал с элементами стиля арт-деко, включающий многоступенчатую арку, над которым нависает барельеф с образом Богоматери, опирающейся ногами на герб ордена: сверху — меч Ильи-пророка – символ победы над языческими жрецами Ваала, под ним щит с тремя шестиконечными звездами, посвященными покровителям кармелитов — Деве Марии и пророкам Илии и Елисею. На ленте — слова пророка Илии «ZELO ZELATUS SUM PRO DOMINO EXERCITUUM» («Возревновал я о Господе Боге Саваофе»). (III кн. Царств)

Хороша церковь и изнутри. Производят впечатление высокие стрельчатые своды, поддерживающие его мощные колонны. Снизу — круглые, выше капителей – квадратные. Интересные и сами капители, украшенные рельефными изображениями, посвященными Терезе Авильской, Иерусалимскому архиепископу Альберту, утвердившему устав Ордена кармелитов и другим сюжетам.

В центре храма мозаичное панно, изображающее Илью-пророка, которому явилась Дева Мария, окна с витражами, напоминающими соты, выложенный коверным узором пол… А на все это с купола высокого потолка взирает сам Господь.

Службу в церкви ведут священнослужители из мужского монастыря кармелитов «Stella Maris», а послушницы молятся в боковом помещении, примыкающем к церкви. Проповеди слушают через зарешеченное окно, расположенное справа от алтаря.

А вокруг сад, клумбы с цветами

Еще один монастырь кармелитов находится на южном отроге горы Кармель. Отсюда, с высоты 482 метров над уровнем моря, открывается потрясающий вид на окрестности. Это место называется Мухрака, что в переводе с арабского означает «Огненное место», ибо именно здесь произошли события, описанные в Танахе и относящиеся к IX в до н.э.

Они связаны с тем, что именно здесь состоялся поединок между пророком Илией (Ильягу, Илья, Ильяс) и жрецами языческих божеств Бала и Аферы (Астарты). Вознося молитвы своим божествам, каждый должен был попытаться зажечь огонь. И Ильяу вышел из этого состязания победителем. Только после его молитвы

«И ниспал огонь Господень, и пожрал всесожжение и дрова, и камни, и прах; и воду, что была во рву, вылизал. И увидел (это) весь народ, и пал на лицо свое; и сказали (люди): Г-сподь – Он Б-г, Г-сподь – Он Б-г. И сказал им Ильяу: схватите пророков Бааловых: да не спасется ни один из них. И схватили их, и свел их Ильяу к потоку Кишон, и зарезал их там. (Мелахим-1, Пророки).  Увидев это, народ поверил в единого Бога.

В память об этом событии здесь в стародавние времена здесь появился монумент из 12 камней, называемый алтарем святого Илии. Рядом выросло здание для молитвы, о котором рассказывает в путевых заметках раввин Яков из Парижа, посетивший это место в 12335 году. В 1883 году это строение было заменено сегодняшней часовней.

Внутри очень скромное, даже аскетическое оформление

Алтарь

Картины-иконы

Чеканка

Когда около ста лет назад здесь появились отцы-кармелиты, то они привели здание в порядок, а вместо исчезнувшего алтаря поставили новый. С тем же количеством камней, символизирующих собой 12 колен Израиля.

А где-то около 60 лет назад в окрестностях монастыря была найдена сильно поврежденная статуя Ильи Пророка. Как выяснилось, она, созданная неизвестным германским скульптором, была привезена из Баварии по инициативе отца Сирилла, возглавлявшего орден в начале ХХ века, и установлена перед монастырем. Но турки, напавшие на монастырь в конце Первой Мировой войны, ограбили обитель, разрушили все близлежащие строения, а статую сбросили с пьедестала, обезглавили и оттащили в близлежащую дубовую рощу.

Вскоре после обнаружения торса, нашли голову, находившуюся на дне колодца. Не хватало лишь руки, держащей меч. Эту, единственную недостающую деталь, и добавили при реставрации, в соответствии с сохранившимися фотографиями.

При монастыре – симпатичный садик со статуей Мадонны

Амфитеатр

В одном из уголков –  табличка с первыми строками оратории Феликса Мендельсона «Господь Бог Авраама, Исаака и Израиля», написанной в  1848 году  и посвященную библейскому пророку Илии по мотивам текстов в  1 и 2 Книг Царств.

Наверху смотровая площадка. Для ориентира на полу начертано подобие компаса со стрелками, указывающими разные направления.

С нее  видна вся Галилея и Израельская долина.

А теперь спустимся в Нижний город. На перекрестке улиц Натанзон, Элиягу и Пальям стоит ныне не функционирующая церковь кармелитов.

О ее принадлежности свидетельствует уже знакомый нам герб.

Храм активно работал вплоть до 1948 года. Но после того, как с образованием государства многие арабские жители покинули этот район, стала никому ненужной.

Зато другая, на улице Ха-Мегиним, которая носит имя св. Иосифа, пользуется большой популярностью.    Ее история началась в 1948 году, когда кармелиты решили строить церковь на приобретенном участке в Нижнем городе. Для выполнения задуманного пригласили знаменитого Антонио Барлуцци, который начав с Церкви Преображения на горе Тавор, построил немало уникальных зданий по всей Святой Земле. В 1961 году церковь была освещена.

Она, исключительно проста в архитектурном плане, абсолютно непохожа на другие творения этого мастера.  Снаружи ее даже трудно отличить от светских строений. Назначение здание выдает лишь крест на главном фасаде да необычный круглый витраж с изображениями птицы (символ Святого духа) и рыбы (Ихтис, на древнегреческом), что является древним акронимом имени Иисуса Христа, состоящего из начальных букв слов ιησους (Иисус), χριστος (Христос), θεού (Божий) υιόσ (Сын) σωτήρ (Спаситель).

Колокольня, что, как правило, указывает на церковную постройку, выполнена в минималистском стиле и находится в задней части здания.

Поднимемся по мраморным ступенькам и остановимся у бронзовой двери работы кармелитского монаха Серафино Мельхиорре, на которой по бокам выбиты картинки из жизни св. Иосифа, а в центре изображено Святое семейство, осененное Святым духом в облике голубя.

Затем войдем вовнутрь. В глубине — арочная ниша алтаря с большущим мозаичным крестом-распятием. Над полукругом виден стилизованный герб ордена кармелитов.

Латинская церковь св. Иосифа. Интерьер

По сторонам — две мозаики, на которых изображены Пресвятая Дева Мария Кармельская

Святое семейство

Третья мозаичная картина с церемонией крещения Иисуса, находится в другом конце зала, в баптистерии. На боковых стенах – небольшие продолговатые небольшие мозаичные панно изображают моменты остановок крестного пути. А у самого входа — Моисей ведет народ Израиля через Красное море.

Интересны и витражи, находящиеся на окнах боковых стен. 7 из них посвящены таинствам, 4 – изображают Христа и одна Богоматерь Жизни — покровительницу детей, умерших до крещения. А это витраж над входной дверью.

Мозаика и витражи — работа монаха братства Святого сердца Бетаррама — Ф. Радаелли, были установлены в 1983 году, то есть через 20 с лишним лет после окончания строительства церкви. Надо отметить, что работы Радаелли можно увидеть в интерьерах церквей многих странах мира. Имеются они и в музее Ватикана.

Имеются, естественно, и Станции Крестного пути

Это место интересно также тем, что в данном храме служил отец Даниэль (в миру — Освальд Руфайзен), человек необыкновенной судьбы. Тот самый, о котором рассказала Л. Улицкая в книге «Даниэль Штайн. Переводчик».

Подробную историю его можно узнать, прочитав  статью С Богом по жизни

1993 -2005 -2014-2018

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: