Землетрясение

Землетрясение

26  апреля по всем российским каналам шли программы, посвященные событиям Чернобыля 1986 года. На фоне этого, поистине трагического, страшного события померкло другое, имевшее место в тот же день двадцатью годами раньше – Ташкентское землетрясение.

Все началось утром, в половине пятого, когда город сотрясли первые подземные толчки. С грохотом покатились по лестнице со второго этажа планки, из которых собирали рамы для натяжки после стирки  оконных гардин.

Несмотря на переполох, утром все отправились, как обычно, по своим делам – родители на работу, я – институт. В трамвае все только и говорили о случившемся, не придавая особого значения этому событию. Ведь подземные толчки, правда, небольшой силы, порой и раньше ощущались в городе.

Масштабность трагедии я начала ощущать лишь тогда, когда я подъехала к химическому факультету ТашГУ, что находился в старинном здании на углу улицы Шевченко, недалеко от ЦУМа. Во время землетрясения там слетели с полок и разбились бутыли с серной кислотой, от которой загорелась солома, в которую они были упакованы. Начался пожар.

Тогда почему-то в учебных заведениях деревянные полы принято было натирать мастикой, которая усугубила ситуацию, и все нутро здания выгорело до тла.  

Покрутившись немного около разрушенного строения, студенты разошлись по домам, а когда пришли назавтра, нас с том виде котором были (девчонки в красивых платьях и на каблучках), загрузили (прошу прощения за тавтологию) в грузовик с дощатым кузовом и привезли куда-то на развалины, которые мы должны были помогать разбирать. А через несколько дней, нас, перенеся экзамены на осень и засчитав автоматически зачеты, отправили на Выставочную, где строились в ВУЗгородке  университетские корпуса.

А толчки продолжались. Правда, не такие сильные, как в первые дни. Но их было достаточно для того, чтобы разрушить весь центр и некоторые районы. В том числе и Кашгарку,  большинство населения  которой составляли небогатые евреи.

Людей расселяли по общежитиям, наскоро поставленным в скверах палатках… И надо сказать, что ни воровства, ни мародерства практически не наблюдалось. Если кто-то и пытался воспользоваться ситуацией, то тотчас попадал в руки милиции. Трагедия сплотила людей перед  лицом беды. Ведь никто не мог предсказать, как долго это будет продолжаться и чем закончится.

Огромную помощь оказали и военные, собиравшие деревянные щитовые домики в новом районе Сергели,  куда поселили немало людей, потерявших кров.

Надо отметить,  что человеческих жертв от землетрясения практически не было. По статистическим данным  погибло 8 человек и около 200 было госпитализировано с различными травмами.

Интересно, что глинобитные дома Старого города, сложенные из саманных кирпичей, сохранились.  Незначительно пострадали и новостройки, снабженные сейсмопоясами… По этой же причине, остался стоять, лишь пойдя трещинами, и наш дом. А потому он стал прибежищем для потерявших ров родственников. К нам перебрались мамин брат с  женой и немецкой овчаркой Рексом, которая не выдержав потрясения, умерла  через несколько дней от разрыва сердца. Перебрались к нам и другие мамины родственники: профессор Геллер с супругой, дочерью и очаровательной маленькой внучкой, которая всех забавляла,

Так как в доме находиться было опасно, все спали на кроватях и раскладушках во дворе, который напоминал цыганский табор.  А бабушка, не выходя из кухни, готовила и готовила еду на всю ораву…

Тетя с дядей так и остались жить у нас до тех пор, пока через три года не получили новую квартиру в том же районе, где жили прежде А остальные съехали через месяц или два, получив жилье от ТашМИ, где преподавал профессор и его дочь – кандидат наук.. 

Шли дни. На месте разрушенных зданий появились довольно быстро новые, потому что на помощь Узбекистану пришел весь Советский Союз. и с Ташкенте появились стройбригады со всех республик.  А кроме того, в Ташкент эшелонами шли стройматериалы, теплые вещи, продовольствие…

Возрождение города шло быстрыми темпами. За небольщой период времени в городе было построено более 50 жилых массивов, реконструировано то, что можно было восстановить…..

Пятнадцать тысяч семей уехало в разные города (лично я знаю несколько человек из университета, что перебрались в Прибалтику), а выпускники нашего факультета отправились писать свои дипломы в МГУ. У остальных жизнь постепенно входила в свою колею…

P.S. Десять лет спустя, 20 мая 1976 года, в Ташкенте (сейчас это проспект Рашидова), состояось официальное открытие монумента «Мужество» (автор Дмитрий Рабичев) в честь людей, сумевших предолеть последствия стихийного бедствия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: