Там, где цветут пурпурные ирисы

Там, где цветут пурпурные ирисы

Через Нижнюю Галилею с востока на запад простирается солидный горный кряж длиной 17 километров и высотой 550 метров над уровнем моря. Он является оконечностью северо-восточной части Самарии и южной границей Израэльской долины. 

Это место, где в стародавние времена сходились границы трёх колен израилевых: Иссахара, Звулона и Менаше, называется Гильбоа.

Есть мнение, что сие название происходит от арабского «Джебель Факкуа» («джебел» означает гору, «факка» означает взрыв, раскол), что, вероятней всего, связано с бурлящими по весне обильными водными источниками, дающими начало реке Харод,  ручьям и небольшим речушкам, расположенным там, где отвесные уступы нависают над долинами Бейт-Шеан и Харод, у восточных и северо-восточных подножий хребта.

В древности вся гора была покрыта могучими лесами. В римский период там имелись поселения, о чем говорят археологические раскопки.

Были найдены погребальные пещеры и сельскохозяйственные орудия. Есть тому и документальное подтверждение у римского историка Евсе́вия Кесари́йского (III-IV в.в.), который упоминает населенный пункт Гелбоус (сегодня на этом месте существует арабская деревня Джалбун). (Вполне возможно, что вышеуказанный этимомогический вариант не верен, и корни названия именно отсюда).

На самой же горе люди селиться не спешили. После того, как в VII  веке здесь «отметились» арабы, на протяжении сотен лет обитали лишь животные. Да и сейчас здесь бегают косули, дикие кошки, лисы, дикобразы… Водятся грызуны разных пород, зайцы. У подножия горного кряжа обитают камышовые коты, куницы и мангусты. Говорят, что раньше на вершинах Гильбоа гнездились орлы. Сегодня их сменили куропатки и разные певчие птицы.

Когда в начале ХХ века в Палестине появились евреи-халуцим, то начали выкупать земли, расположенные у северных и восточных подножий горной гряды, основывать там поселения.

В 1921 году близ источников появился кибуц Эйн-Харод. Непосредственно на Гильбоа возникли кибуц Маале-Гильбоа, лагерь «Нурит» добровольческой молодёжной организации, готовящей подростков к службе в ЦАХАЛе, поселение Нахал-Малки-Шуа, форпост военной бригады «Нахаль».

Ведь с горы хорошо просматриваются окрестности, открываются замечательные виды.

В начале ХХ века в кибуце Эйн-Харод жил, вернувшийся в Эрец Исраэль, поэт Авраам Шленский. Почему вернувшийся? Потому что  его, родившегося в 1900 году в селе Крюкова близ Кременчуга, родители в 13-летнем возрасте отправили в Пелестину. Он учился в знаменитой тель-авивской  гимназии Герцлия, а с началом Первой Мировой войны вернулся в Россию.

Став совершеннолетним, Авраам в 1921 году вернулся в Эрец-Исраэль и, как полагается пионеру (халуцу), занялся физическим трудом. Сначала работал на прокладке дорог и строительстве жилых кварталов. Потом пас стада в этих местах, ночевал в палатке у подножия Гильбоа. В  романтическом порыве написал в своем эссе «От помидора до симфонии» такие строки: «Эти горы часто казались нам древними верблюдами, которые опустились на колени, чтобы напиться из источника Эйн-Харод».

Тогдашние пейзажи лысой горы, покрытой колючками (Керен-Каемет начал засаживать склоны позже), несомненно, были рождены воображением поэта. Но сегодня – это интереснейшее место для прогулок. Пьянящая чистота воздуха, напоенного свежим запахом  иерусалимской сосны, радующий глаз пестрый, многоцветный травяной ковер. (Ученые насчитали здесь более 170 видов растений).

А потому это место манит к себе туристов, для которых проложен ряд прогулочных маршрутов разной степени сложности. На некоторых из них можно увидеть коровьи вертушки, которые не позволяют животным, пасущимся внизу, пройти и «поживиться» этой красотой.

Самая высокая  точка гряды — гора Баркан (851 метр), на вершину которой ведут серпантинные дорожки, обочины которых покрыты желтыми коврами дикой горчицы, перемежающейся  солнечно-золотыми хризантемами.

Обильно растет ферула с шарообразными головками, напоминающая укроп. 

Интересное растение порой достигает высоты до двух метров. Его полый ствол наполнен ядовитой жидкостью, обладающей горючими свойствами, а потому в стародавние времена порой использовавшийся  как лучина.

Встречаются островки алых анемонов

Розовеют цикламены

Белеют звездочки полевых ромашек

Радует глаз ленок

А вот похожая на ромашки пупавка

Одна из разновидностей аистника

Сочные, словно налитые соком, удивительно красивые цветы плебея растительного мира —  репейника.

Только сюда едут на встречу не с ними. Ведь все это можно увидеть и в других местах страны. В этом же заповедном месте по весне расцветает уникальный «Ирис Гильбоа» («Ирус Ха-Гильбоа»).

Чтобы увидеть его надо пройти «Тропой ирисов», вдоль которой в начале марта распускает свои бутоны цветок, имеющий второе название «Ириса Хайне» в честь исследователя Хайне.

Не секрет, что ирисы были хорошо знакомы уже древним грекам. Считается, что свое имя цветок получил из рук знаменитого врача Гиппократа, назвавшего растение в честь древнегреческой богини Ириды, что провозглашала людям волю олимпийских богов, спускаясь на землю по радуге.

И не случайно название этого растения в переводе с греческого означает «радуга». И это древнее имя было сохранено естествоиспытателем Карлом Линнеем, систематизировавшим растения. (Об разновидности израильских диких ирисов см. Капли радуги)

Практически у каждого народа есть своя легенда об ирисах. Но все объединяет одна суть, заключающаяся в том, что радуга, однажды  упав на Землю, рассыпалась на части, а из осколков выросли  прекрасные цветы.

Вот как рассказал об этом Александр Блок

Дожди веселым звоном или тяжким шумом ливни
Будили спящую природу во всех краях земных.
И капли влаги той после дождя 
Cияли в воздухе крылом Ириды-радуги.
И запестрели земли всех краев цветами ирисов.

Ирисы, которые в народе называют касатиками или петушками, распространены по всему земному шару. Они бывают разных форм, размеров, цветов, оттенков. Существуют синие, сиреневые, белые, желтые, фиолетовые, розовые… Всего около 800 видов. Они встречаются в природе, разводятся садоводами-селекционерами.

Но есть среди них некоронованные короли. Это эндемики, уникальные виды, находящиеся под угрозой исчезновения, а потому  занесенные в Красную книгу. Их представители обитают в  ограниченных ареалах. Ирис Гильбоа — один из восьми эндемиков, растущих только в Израиле.

Получилось так, что в 1960 году на горе Гильбоа оставалось всего 28 кустов этих растений. Но люди помогли им восстановиться, и сегодня они кустятся в 1000 точек, пробивая себе путь к свету в глинистой, усыпанной мелкими камнями почве.

Спрашивается, чем этот цветок особенен? Что в нем такого, чего нет у других собратьев? Цвет. Уникальный, фиолетово-коричневый, переходящий порой в пурпурный. Он считается траурным, напоминающим о грустных событиях, имевших здесь место три тысячи лет назад.

В 1005 году до н.э. в битве с филистимлянами здесь пали первый израильский царь Саул и трое его сыновей.  Впрочем, обо всем по порядку.

После смерти пророка Самуила войска филистимлян двинулись на Израиль и стали лагерем в Израэльской долине. Саул отправился навстречу вражескому войску и разбил стан у подножия горы Гелвуй (Гильбоа), около нынешнего Эйн-Харода.

Увидев огромный военный лагерь противника, Саул, как гласит писание, сильно обеспокоился исходом сражения. Неоднократно пытался выяснить этот вопрос у Господа. Но тот безмолвствовал. Не давал ответа ни во сне, ни через священные предметы – урим, ни через пророков. А потому накануне битвы (так рассказывается в Первой книге Царств), он дал приказ слугам: «Сыщите мне женщину волшебницу, и я пойду к ней и спрошу её».

Выполнить сию задачу было нелегко, ибо после смерти Самуила все волшебники и гадатели были изгнаны из страны. Но слуги  справились. Они нашли волшебницу в расположенном недалеко от  лагеря селении Аэндор. И Саул, дождавшись ночи, сменив царские одежды на простые, отправился в сопровождении двух верных людей к старой женщине.

Она долго отказывалась выполнить его просьбу, боясь наказания. Но царь уговорил ее. Волшебница вызвала из царства мертвых дух Самуила.

Увидев Самуила, Саул  низко поклонился ему. Но почтение не смягчило старца, он и после смерти был гневен на царя, с которым у него при жизни были трения из-за самоуправства последнего, а потому разгневанный пророк проклял человека, которого сам некогда помазал на царство.  

Дух предсказал, что в грядущем сражении израильтяне будут разбиты, а Саул с сыновьями погибнут. Мужество оставило царя. В смятении он вернулся лагерь. Но повлиять на события не смог.

Когда наутро полчище филистимлян напало на его лагерь, пришлось принять неравный бой, в результате которого израильское войско обратилось в бегство. Враги на своих колесницах настигали воинов и убивали. Погибли сыновья Саула. В том числе любимый  Ионафан.

Самого же царя враги, окружив, хотели захватить в плен. Но он, израненный, не желая подвергаться позору, приказал своему оруженосцу убить его. Тот не посмел. И тогда Саул сам бросился на собственный меч.

Когда на следующий день филистимляне пришли на поле битвы для того чтобы собрать смертельный урожай, то нашли тела царственных особ и отрубили им головы.

Ту, что принадлежала Саулу, как трофей, перевозили из города в город «по всей земле филистимской, чтобы возвестить о сём в капищах идолов своих и народу». Оружие ненавистного противника  возложили на алтарь в храме  богини Астарты, а тела четверых царственных особ вывесили на стене Бейт-Шеана.

Когда об этом узнали жители Иависа Галаадского, города, некогда спасенного Саулом от аммонитян, то тайком, под покровом ночи, похитили трупы и похоронили у себя под могучим дубом, почтив  память погибших семидневным постом. Впоследствии кости Саула были перенесены в усыпальницу его отца в местности Цела,  близ Гивы.

Давид, узнав о гибели близких людей, горько заплакал и сложил песню, прославлявшую героизм Саула и Ионафана. В   погребальном плаче проклял место их гибели:

"Горы Гелуйские (Гильбоа)! 
Да не сойдет ни роса, ни дождь на вас
И да не будет на вас полей с плодами
Ибо там повержен щит сильных,
Щит Саула, как бы не был он помазан елеем...

Саул и Ионафан, любезные и согласные в жизни своей
Не разлучились и в смерти своей;
Быстрее орлов, сильнее львов они были;
Скорблю о тебе брат мой Ионафан;
Ты был очень дорог для меня;
Любовь твоя была для меня
Превыше любви женской". 

И на Гильбоа перестали расти деревья. Гора полысела. Простояла в таком виде 3005 лет. До тех пор, пока Еврейский национальный фонд Керен Каемет ле-Исраэль») не высадил 3.000.000 деревьев. О том,  как  гора выглядела до этого, дает представление еще не покрытый растительностью один голый склон.

В  конце 30-х годов ХХ века, в период Британского мандата, на горе появились арабские террористы, которые создали здесь свои базы с целью набегов на еврейские поселения в долинах Бет-Шеан и Харод,  Их деятельность, подкрепленная иракскими войсками, резко  усилилась во время Войны за Независимость.

Но Армия обороны Израиля в кровавых боях отвоевала Гильбоа, а согласно перемирию 1949 года, горная гряда оказалась в границах нашей страны. Лишь южные отроги оставались под контролем Иордании вплоть до Шестидневной войны.

В память о пролитой здесь солдатской крови, естественно, тоже,  согласно легенде, по весне здесь расцветают алые  цветы, которые в Израиле называют каланиетами (анемонами).

Натан Альтерман  посвятил им строки, которые перевел на русский Фреди Зорин

О, анемон, о, анемон,
О, анемон, покрыт росой, прекрасен он.
За родом род, года неугомонны,
Но в каждом роде — песнь и анемоны,
Средь бурь и гроз житейских счастлив каждый,
Кому цвели они хотя б однажды.

Интересно, что  под  анемонами подразумевают три ботанических вида: непосредственно анемоны, азиатские лютики и маки.  Все эти цветы, несмотря на исключительную схожесть, имеют явные отличия. Так у анемона, зацветающего первым, у основания лепестков, вокруг черных тычинок, имеется белый «воротничок».

Азиатский лютик, появляющийся  в марте-апреле, отличается блеском лепестков.

А мак, раскрывающий цветы последним, можно определить по черным пятнам у основания четырех лепестков.

Порой с выше перечисленными цветами путают адонисы израильские, что цветут одновременно с лютиками и имеют такие же блестящие лепестки. В отличие от всех вышеназванных цветов, эти растения имеют по всей длине стебля тонко рассеченные «укропные» листья.

А еще хочется добавить, что все эти цветы называются еще  ветреницами, ибо они размножаются семенами, разносимыми ветром.

Говоря о горе Гильбоа, нельзя обойти вниманием возвышенность Катеф-Шауль, где имеется смотровая площадка, с которой в ясную погоду можно разглядеть Голаны, Кинерет, Самарию (Шомрон), долину Харод, а вдалеке, на горизонте маячит Иордания. Здесь совершают прыжки с парашютов, полеты на дельтапланах и парапланах.

И напоследок информация о том, что путешествовать по горе можно пешком, пользуясь разработанными маршрутами, а так же на велосипедах по дорожкам, проходящим сквозь лес.

Написано по следам экскурсии с Леной Кижнер

Использованный материал

Mount Gilboa — Tourist Israel

Ферула (растение) — Википедия

Ирис (растение) — Википедия

Битва при Гилбоа — Циклопедия

Первая книга Царств, Глава 27. ЦАРСТВОВАНИЕ САУЛА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: